Богданов Игорь Олегович (bogdan_63) wrote,
Богданов Игорь Олегович
bogdan_63

Category:

Пропавший одесский краболов работал по 12-16 часов и ел приманку для рыбы

Молодой одессит Дмитрий Кравченко отправился на работу в Норвегию, чтобы обеспечить будущее своей семьи. А 4 сентября этого года он пропал без вести в море. Исчезновение краболова пролила свет на нечеловеческие условия труда для рыбаков во время промысла, а также бесконечные попытки переложить ответственность и замести следы. Группа журналистов норвежской газеты Dagbladet провела собственное расследование.

«Двадцать лет назад у берегов Норвегии в юго-восточной части Баренцева моря выловили первого снежного краба. С тех пор ценный пришелец размножился в водах к северу от Норвегии и России. Снежный краб – изысканный деликатес, которому рады в ресторанах Азии, Америки и Европы. В последние годы международный спрос и цена на него неминуемо растёт».

Издание отмечает, что к концу 2016 года в норвежские порты была доставлена в общей сложности 31 тысяча тонн снежного краба на сумму в 900 миллионов норвежских крон, причём две трети добычи обеспечил иностранный флот. Ловля краба – тяжёлый физический труд, на который соглашаются в основном украинцы.

27-летняя жена пропавшего Дмитрия Кравченко, Ирина, живёт на окраине Одессы и работает менеджером в банке, её зарплата меньше 10 тысяч гривен (менее $400). Больше половины уходит на коммунальные услуги и детский сад. Дмитрий раньше работал егерем в заповеднике, но с началом войны в 2014 году украинская экономика рухнула, зарплаты стали уменьшаться, а цены расти. Сводить концы с концами становилось всё сложнее.

«Мы решили, что так дальше продолжаться не может, пора искать работу за рубежом», – рассказала Ирина норвежским журналистам, которые приезжали в Одессу.

Работа нашлась: Дмитрия наняла компания «Мэйкинг менеджмент» с Сейшельских островов. Судном владела латвийская судоходная компания «Балтюра сервис». По контракту Дмитрию полагалась зарплата больше 40 тысяч гривен (почти $1,5 тысячи) – целое состояние, сообщает Dagbladet.

К сожалению, воплотиться в жизнь этим мечтам было не суждено.

«Когда он вернулся через пять месяцев, его было не узнать. Щёки ввалились, штаны падают. Рассказал, что приходится вкалывать по 12 и 16 часов каждый божий день. Без выходных. Что провианта не хватает, краболовам приходится есть приманку для рыбы. Он говорил, что это был сущий ад и что больше туда не поедет ни за что», – вспоминает Ирина.

После этого Дмитрий решил искать работу дома. Но безуспешно. В результате в январе 2018 года он снова оказался в Норвегии на судне под названием «Кальмар» – нужны были деньги.

А потом пришла страшная весть от капитана судна: «Настоящим уведомляю, что 4 сентября 2018 года ваш муж Дмитрий Кравченко покинул каюту в 03:35 и на дежурство не заступил. Не обнаружив его на судне, мы решили, что он упал за борт в результате небрежности…Поиски продолжались три дня, однако ни к чему не привели… Тело Кравченко так и не было найдено. Примите наши соболезнования, как лично мои, так и всего экипажа».

По данным системы электронного слежения, полученным журналистами Dagbladet, «Кальмар» взял курс на север 5 сентября, через полтора дня после исчезновения Дмитрия.

Журналисты издания, начав собственное расследование, нашли жалобы, судебные документы, письма в профсоюзы и надзорные органы, а также разбирательства по зарплате. Все они касаются прибалтийского крабового флота, куда входит и «Кальмар».

Ещё 6 июня 2015 года, за полгода до того, как Дмитрий впервые завербовался на судно, группа матерей и жён обратилась за помощью в Союз моряков Украины от имени своих мужей и сыновей, находящихся в Баренцевом море на борту «Кальмара».

«Зарплату не платят по три месяца. На судне 16-часовой рабочий день, переработки не оплачиваются, а отдыха не дают. Условия антисанитарные, а пресная вода и свежая еда закончились уже две недели назад», – писали они.

Журналисты пытались поговорить с моряками, работавшими на борту «Кальмара». Откровенничать никто не хотел, но поделились фото и видео с условиями на борту.

«Только посмотрите: никаких спасжилетов, никаких противогазов, вообще ничего. Если что случится, перемрём, как крысы», – комментирует голос за кадром. Камера плывет мимо ящиков со спасательным оборудованием – на всех амбарные замки. Окна в каютах по-дилетантски заделаны герметиком. Камера наезжает на литровую бутылку.

«Вот вся пресная вода, что у нас осталась», – сообщает голос. Абсолютно все моряки жалуются на выматывающие многочасовые смены. «Мы мусор, второй сорт», – говорит один из них.

Dagbladet отмечает, что показания более 40 краболовов, часть из которых работали на тех же судах, что и Дмитрий, свидетельствуют о нечеловеческих условиях. Одни жалуются на ржавчину в питьевой воде, другие говорят, что когда припасы вышли, приходилось есть крабовые клешни и приманку – замороженных креветок.

На запрос в судоходную компанию об условиях труда моряков ответ не пришёл.

Журналистское расследование показало, что Дмитрий работал на судне под латвийским флагом. Оно принадлежит латвийской компании, которой владеет литовская фирма якобы одного из российских юристов. Трудовой договор Дмитрий Кравченко заключил с кадровым агентством на Сейшельских островах, а зарплата поступала из южнокорейского банка. С латвийской компанией также связан местный депутат, которому прочат портфель министра финансов, выяснили журналисты Dagbladet. Он отказывается говорить о владельцах «Кальмара», а затем вообще обвиняет журналистов в том, что они «работают на норвежское правительство, саботируя интересы латвийского государства». И больше вообще не комментирует ситуацию.

Ещё одна странность в том, что одессит исчез в районе Канарских островов – якобы краболовы отправились к берегам Африки «на поиски новых видов промысловых рыб».

Между тем жители Украины считают большой удачей, если им удаётся найти работу на рыболовецких судах Норвегии. Их не пугает каторжный труд и риск не вернуться домой – страшнее жизнь семьи впроголодь. А поскольку экономика на Украине продолжает рушиться, в ловцах крабов недостатка не будет. Европейские компании и не подумают улучшать условия труда – украинцы согласны на всё. Капитан «Кальмара» сказал Dagbladet, что желающих попасть на судно полным-полно, а жалобы на каторжный труд – «чепуха»: «Все знают, на что идут. Условия труда прописаны в контракте. Да, работать в море непросто. Все говорят, что лов краба – самая трудная работа в мире. Но я уверяю вас: эти люди хорошо зарабатывают. У нас отбоя нет от желающих».

Заметим, что историю исчезновения жителя Одессы расследовала норвежская, а не украинская пресса.

https://www.fondsk.ru/news/2018/12/18/dagbladet-propavshij-odesskij-krabolov-rabotal-po-12-16-chasov-i-el-primanku-dlja-ryby-47315.html
Tags: Норвегия, Украина, рабство, труд
Subscribe
promo bogdan_63 december 1, 2021 13:42 949
Buy for 200 tokens
Очень рад, что вы заглянули в мой блог! Надеюсь, вам будут интересны мои записи. Предлагаю для начала посмотреть разделы: Мой сайт СССР Россия Медицина Медицинские байки Юмор Образование История Культура Буду рад всем новым друзьям. Присоединяйтесь, пообщаемся!…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment