Богданов Игорь Олегович (bogdan_63) wrote,
Богданов Игорь Олегович
bogdan_63

Categories:

Замуж за принца или Золушка из психбольницы

Как пела когда-то Верка-Сердючка: «если вам совсем немного за тридцать — есть надежда выйти замуж за принца»….Работая участковым психиатром, я наблюдала историю из разряда сказок про Золушку, как скромная уборщица вышла замуж ну не за принца конечно, но за успешного турецкого предпринимателя. В возрасте за тридцать с двумя детьми, рожденными вне брака. Но это все на самом деле мелочи в сравнении с тем, что и сама невеста, и все ее родные больны шизофренией, однако настойчивого жениха этот факт нисколько не смутил.

Жизнь нашей героини до знакомства с будущим мужем была не просто мрачной — страшной. Мать была больна тяжелой формой шизофрении, заболевание в полной мере манифестировало уже после рождения дочери, но потом все-таки в семье родился еще двое сыновей. О чем они думали? Да думать там было некому — отец с молодости запойный алкоголик, мать — бесконечно попадала в психиатрические больницы, в короткие промежутки пребывания дома успевая беременеть. За приемом лекарств пациенткой естественно никто не следил, а без лечения болезнь быстро прогрессировала. Вскоре горе-родителей лишили родительских прав, детей отправили в школы-интернаты, мать — в психоневрологический интернат, где она пребывала до конца своих дней.

Удивительно, но эта семья умудрилась получить большую трехкомнатную квартиру как многодетные. Отправив жену и детей по интернатам, папаша вел там привольную жизнь холостого алкоголика. Но по достижении совершеннолетия дети стали возвращаться из интерната по месту своей прописки, то есть в квартиру к отцу.

Сначала вернулась старшая дочь. У женщин шизофрения манифестирует в среднем позже чем у мужчин, они часто успевают получить образование и завести детей, тогда как у мужчин болезнь чаще начинается в юношеском возрасте. Наша героиня, Ольга, закончила училище по профессии продавец, работала. Внятного объяснения, в каких отношениях и с кем она нажила двоих детей, я так и не услышала. Конечно, она была странной, но явных признаков заболевания в тот период еще не было. Так они и жили, Ольга с детьми-погодками и горе-дед-алкоголик, сам по себе мужик беззлобный и даже добродушный. Когда мог — помогал с внуками, Ольга вела хозяйство. Жили скромно и тихо, пока в ту же квартиру не вернулся средний брат.

Второго брата я не видела, но судя по описанию сестры, он сразу внес сумятицу в их тихую жизнь. Брат был злобен, возбудим, быстро пристрастился к выпивке вместе с отцом, а когда напивался — приходил в ярость, дрался с отцом и соседями. Трудоустроиться не пытался, примкнул к асоциальной компании.

Прошло еще несколько лет. Вот и третий братец возвратился из интерната в отчий дом. Этот парень, конечно, был болен с ранних лет. Слышал голоса, был совершенно не от мира сего, но в отличие от старшего брата тихий, беззлобный, таких раньше называли блаженными. Он стал завсегдатаем храма по соседству, жил милостыней и тем, чем в храме покормят, проводя там большую часть своего времени.

Ольга ненадолго вышла из декрета на работу, но не прошло и полгода как снова забеременела. Жила вся эта странная семейка своей жизнью, никого не трогая, органы опеки ими не интересовались почему-то. В квартире становилось тесно, беготня и крики детей раздражали второго брата, особенно с похмелья. Он мог заорать, дать им оплеуху или запереть надолго в ванной комнате. Когда Ольга вернулась из роддома с третьим ребенком, то произошла трагедия.

Однажды ночью она никак не могла успокоить малыша, он все время плакал. Крик малыша разбудил пьяного брата, тот долго орал, чтобы Ольга заткнула своего «выродка», а потом вырвал ребенка из рук матери и выбросил в окно. Этаж был высокий и младенец не выжил. Назначенная судебно-медицинская экспертиза признала его невменяемым, и по решению суда он был помещен на принудительное лечение в психиатрическуюбольницу закрытого типа.

Вся эта трагедия разворачивалась еще до моего прихода на данный участок, а узнала я о ней через несколько лет, после того, как ко мне на прием пришла Ольга. Она обратилась с просьбой «выписать успокоительное». Ее стали преследовать страхи и навязчивые мысли о том, что брат может вот-вот вернуться из больницы и убить оставшихся детей. Она не могла нормально работать, постоянно звонила домой, несколько раз уходила с работы проверить, не вернулся ли брат. По-человечески можно понять опасения женщины, пережившей такой ужас, но болезненность ее состояния заключалась в том, что с момента гибели ребенка прошло уже около пяти лет, все это время она не проявляла эмоций по поводу случившегося, что тоже является симптомом психических нарушений. А появившаяся запоздалая тревога была предвестником психоза и трансформировалась в бред преследования. Ольгу госпитализировали в психиатрическую больницу, там установили диагноз «параноидная шизофрения». Известный факт, что существует некоторая наследственная предрасположенность к заболеванию шизофренией, но вот так чтобы у больной психически матери все трое ее детей тоже были больны — такое я видела пока только в этой семье.

Прежнюю работу Ольга потеряла и через некоторое время после выписки стала искать новую. Устроилась уборщицей в какую-то крупную фирму, где и встретилась со своим будущим мужем — приезжавшим периодически в Россию по делам турецким бизнесменом. Внешне Ольга довольно миловидная, худенькая, русоволосая, голубоглазая. Чем-то привлекла она своего будущего мужа. Когда она пришла на прием ко мне в восточном платье в пол и в хиджабе и сообщила, что уезжает жить в Турцию вместе с детьми, то я абсолютно была уверена что это очередное обострение и бред. Я начала вести разговор о том, что конечно-конечно, надо съездить, раз зовут, давай только посоветуемся с коллегами из стационара. К моему удивлению, Ольга сказала, что ей надо посоветоваться с мужем и пригласила из коридора смуглого мужчину. И да, она была снова беременна. Я спросила, могу ли я предоставить мужу полную информацию о ее здоровье, на что муж, довольно хорошо говорящий по-русски, сказал, что у жены нет от него секретов, он знает о ее заболевании и поскольку они уезжают из России, то он просит выписать нужные лекарства с запасом, на то время пока они не найдут врача в Турции. На мой аккуратный вопрос о том, что вот они ждут ребенка и осведомлен ли он о том, что есть риск заболевания у их будущих детей, мужчина очень уверенно ответил, что у его детей будут совсем другие условия жизни, большой дом, помощь его мамы и приглашенных нянь и что он уверен, что и приемным, и родным детям ничего в плане здоровья не угрожает, а об Ольге он сможет позаботиться.

Честно говоря, я не верила в счастливое продолжение истории и могла никогда не узнать обстоятельства дальнейшей жизни этой семьи. Однако сложилось так, что в Турции русскоговорящего психиатра муж Ольги не нашел и так как все равно по делам бывал в Москве, то в период очередного обострения решил, что проще взять ее с собой в Россию и проконсультировать у нас. Так эта пара снова оказалась у меня в кабинете через год с небольшим. И снова жена с намечающимся животиком. В течение последующих лет где-то раз или два в год Ольга с мужем приезжали в Россию и приходили на прием. Со временем муж разобрался в схеме лечения, стал тщательно следить за приемом лекарств женой и в психбольницы она попадать перестала, так как непрерывное лечение в большинстве случаев позволяет предотвратить обострение заболевания. Последний раз видела эту семью около трех лет назад, у Ольги было уже шестеро детей.

Обсуждали с коллегами — что могло привлечь успешного мужчину в больной женщине? Есть версия, что развивающийся по мере прогрессирования шизофрении эмоционально-волевой дефект, оказался в данном случае не недостатком, а достоинством Ольги в глазах супруга. В обычных случаях люди с тяжелым течением шизофрении утрачивают мотивацию что-то делать, заботиться о себе, перестают общаться с окружающими, утрачивают интерес к былым хобби, не выражают эмоций ни по поводу радостных, ни горестных событий, живут в своем внутреннем мире, пассивны. Но в условиях, когда за домом следит домработница, воспитанием детей занимаются родственницы мужа, работать не нужно, тихая пассивная, не устраивающая скандалов, ничего не требующая и молчаливо следующая за мужем, покрыв голову платком, Ольга оказалась идеальной женой. Ее заболевание придало ей ту самую беспомощность, которую так ценят в женщинах некоторые мужчины. Рядом с такой женщиной не возникает вопросов — кто в доме хозяин и у кого в этой семье яйца. Решение мужа в такой семье не оспариваются, его авторитет непоколебим, никаких упреков и претензий.

Так что чтобы «выйти замуж за принца» не обязательно быть звездой экрана, успешной бизнес-леди или кандидатом наук. Скорее важно умение быть слабой и нуждающейся в защите женщине, рядом с которой мужчина ощущает себя рыцарем, защитником и главой семьи. А Бузова-то и не знает...

https://www.doktornarabote.ru/Publication/Single/221126
Tags: психиатрия, семья
Subscribe
promo bogdan_63 december 1, 2021 13:42 949
Buy for 200 tokens
Очень рад, что вы заглянули в мой блог! Надеюсь, вам будут интересны мои записи. Предлагаю для начала посмотреть разделы: Мой сайт СССР Россия Медицина Медицинские байки Юмор Образование История Культура Буду рад всем новым друзьям. Присоединяйтесь, пообщаемся!…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments