Богданов Игорь Олегович (bogdan_63) wrote,
Богданов Игорь Олегович
bogdan_63

Category:

Врачей разобрали по косточкам...

Интернет пестрит классификациями врачебных специальностей. Это классификации шуточные и не очень. Ни разу не претендуя на объективность, я публикую свою классификацию врачебных специальностей. Это сугубо мое ироничное, самокритичное, злое мнение.

Акушер-гинеколог. Жадная пугливая умная тварь.
Патогенез.
Это врачи, которые закончили институт с самыми высокими баллами (во всяком случае, раньше было именно так). Потом они пошли в ординатуру и интернатуру. Даже если были какие-то розовые очки, их сметает в первый год обучения. Вокруг акушеров крутится много денег, и в конкурентной борьбе за бабки они теряют свое лицо, превращаются в тварь. Ко всему прочему акушерам приходится изучать другие медицинские специальности, так как не акушеры беременных боятся как огня (им еще в институте рассказывают, что беременным ничего нельзя делать и давать, а если сделаешь, потом сожрут с дерьмом). Эти знания позволяют акушерам несколько презрительно и надменно смотреть на других врачей. Надо заметить, что другие врачи тоже смотрят на акушеров презрительно, справедливо полагая, что они надменные твари. Прибавим к этому тот факт, что за мам и их чад акушеров имеют всяко и разнообразно нещадно все (папы, дедушки, бабушки, начальство, облздрав, прокуратура, суды, общественное мнение, ЕСПЧ, госдеп), и получаем жадную, пугливую, умную тварь.

Хирург. Безжалостный отморозок.
Патогенез. В хирурги идут врачи жаждущие крови. Есть подозрение, что в интернатуре им ампутируют мозг и выводят все пары черепных нервов прямо в мозжечок. Хирург — это рыцарь без страха и упрека. Он видит патологию — он режет. Он не видит патологию — он режет, чтобы посмотреть, может все таки есть патология. Протесты и мольбы о том, чтоб не резать, хирургу по боку. На крайняк, хирург дождется пока пациенту станет совсем карачун, и он сам попросит его зарезать. Анализы хирургов интересуют мало. Они больше ориентируются на собственные ощущения и внешний вид больного. С годами ампутированный мозг таки вырастает, и хирург начинает задумываться. Он вдруг понимает, что самая лучшая операция та, которая не состоялась. А те, которые он уже сделал, лучше бы он сделал по другому.

Терапевт. Зашуганное грустное существо.
Патогенез. По иронии судьбы терапевты должны быть самыми умными врачами. Они стоят на передовой и распределяют потоки больных по узким специалистам. Но... в интернатуру по терапии попадают, если уж совсем никуда больше не взяли. То есть это не самые умные врачи. Ко всему прочему поток пациентов у них колоссальный, а зарплаты самые низкие. Они быстро учатся огрызаться и отписываться на всякие жалобы. Несмотря на отписки, они стабильно получают выговоры и ****ы от вышестоящих товарищей. Из-за низких зарплат терапевты вынуждены иногда идти на нарушение закона. Тут-то их и ловят доблестные ОБЭПники (а как же! У них план по коррупционерам). Читать терапевты не успевают, потому что работают на полторы ставки, а карты дописывают дома. Да что там, они и жить не успевают. Так... существуют бедные.

Психиатр. Маньяк-экспериментатор с дипломом врача.
Патогенез.
В психиатры идут по двум причинам. Первая – прям вот реально понравилось. Вторая – прям вот реально отвращение к остальным дисциплинам. В первые пару лет психиатр по-нимает, что вылечить он никого и ничего не может. Потом он понимает, что ничего не по-нимает. Потом его начинает переть от того, что он точно может поставить диагноз кому угодно. Взгляд его становится цепким и тяжелым. Собеседников это неизменно бесит. Раз-говаривая с человеком, он оценивает поведенческие реакции, ставит диагноз, в уме прики-дывает варианты терапии. Вариантов ровно два (загасить и возбудить), поэтому психиатры все время пытаются придумывать что-то новенькое, от «пусть больные кидают друг другу мячик на солнечной лужайке» до «а давайте вдарим этого чувака током, прицепим клеммы к ушам и ****ем, а». «Нет, да? Ну давайте хоть в ледяной ванне его утопим… не до смерти». Исцеления они не ждут, но вдруг?

Психиатр-нарколог. Непреклонная, злобная жаба.
Патогенез.
Психиатрами-наркологами становятся так же, как и обычными психиатрами. Отличие одно – если психиатр может быть добрым, злым, нежным, твердым, любым, то психиатр-нарколог всегда непреклонная, злобная жаба. Он не любит своих пациентов. Никогда. Ни за что. Да собственно и не за что? Он не слышит мольбы, он не входит в положение, он не дает гонять ломом серебристых шестиногих мышей по квартире и домочадцам. Он знает, как действуют все наркотики и любая выпивка. Он знает, где их достать. Но у него зарплата врача и он не может себе этого позволить, потому то жаба его и давит.

Педиатр. Низкооплачиваемый ветеринар.
Девиз педиатра – родители не должны существовать как вид!!!
Патогенез.
Педиатры прям реально любят детей. Поначалу. Потом попадается одна бешенная мамашка, затем - вторая, потом - целое семейство недалеких товарищей. Всё. Это начало конца. В ду-ше специалиста копится ненависть к родителям своих пациентов. Ко всему педиатру реаль-но не с кем посоветоваться. Коллеги не секут в детях. Для коллег дети – другой мир, полный иммунологических несостыковок, мычания и агуканья. Ну и про мамашек коллеги слышали много. Ну их этих детей на хрен. Поэтому педиатр, как богатырь против поганой орды. Так себя и ощущает. Ну и вы же помните, что дети могут заебать кого угодно, особенно, если их правильно настроили дома: «Тебе доктор укол сделает, вырвет тебе зуб, разрежет и не зашь-ет…». Вылечив очередного бессловесного пациента, этот доктор не ждет платы, лишь бы отстали. И да, педиатры не любят акушеров-гинекологов, потому, что все проблемы от них. Нет акушеров – нет детей – нет проблем. Незамысловатая, но очевидная цепочка.

Физиотерапевты. Мышь серая.
Патогенез.
Физиотерапевтами становятся так. Хирургия – страшно, терапия – сложно, акушерство – до-рого и страшно, всё остальное – могут быть ошибки. Всё решено, в глушь, в Саратов. Фи-зиотерапия она такая… она не навредит. Электроды поставил, часы завёл, сиди и пей чай, жди окончания процедуры. А нет, в определенный момент приходит понимание, что не все процедуры одинаково полезны. Поэтому физиотерапевты ждут четких указаний от лечащих врачей, можно ли проводить ту или иную процедуру. Есть бумажка – можно. Если что, на кол посадят лечащего врача, а я не при делах, бугагагага. Тихие доктора, незаметные.

Врач скорой медицинской помощи. Обозленный на весь мир циник.
Патогенез.
Это врачи-романтики. Да, да. Именно романтика спасения человеческих жизней приводит этих докторов на ССМП. Первые выезды. Почему мы без мигалок? Удивленный взгляд во-дителя. Скорее, человек может умереть! Деньги тлен, человеческая жизнь дороже денег. А потом ничего, отпускает. Деньги вовсе не тлен. Тетка, мучающаяся головной болью три дня, вызвавшая скорую в четыре часа утра, не помрет точно. Сука, она всех нас переживет. По-том эксперименты с лекарствами: полечить давление тем-то, аритмию тем-то, абстиненцию тем-то. Тут правда и отсутствие лекарств ещё сказывается. Потом кого-то с подстанции при-резали наркоманы. Потом в машину соседней бригады влетел мажор. А денег больше не становится. И злоба на мир растет. Врач СМП может вывести из любого околозагробного состояния, и выводит. Но с особым цинизмом и отвращением. Не, ну если денег подкинуть врачи СМП подобреют конечно. Но денег нет, вы там держитесь…

Фтизиатр …
Патогенез.
… Ну тут реально всё по любви должно быть. Эти доктора знают, что будут лечить марги-налов (в основной массе), и лечат их. От одной единственной болезни. Болячка одна, лекар-ства одни, маргиналы те же, денег нет. Только любовь может привести в эту специальность.

Лучевой_диагност (рентгенологи, МРТшники, КТшники и другие УЗИсты). Красногла-зые дети подземелий.
Патогенез.
Тут изначально два пути: первый – после института по призванию, второй – сузившийся специалист по наитию. Первые идут в диагносты потому что думают, что тут много платят, и еще потому что не хотят никого лечить. Вторые… тоже. Девиз лучевых диагностов – я так вижу. Это алчные беспринципные кроты. Эти товарищи сидят в темных берлогах, и ставят диагнозы. МРТшники и КТшники сидят по частным клиникам, так что там жизнь удалась. Рентгенологи обделены судьбой. Они вынуждены ловить свои рентгены за копейки в поли-клиниках. Редко чего перепадет, скорее рентген-лаборант заработает, его люди хоть видят. В массах кстати ходит слух, что рентгенологам после института отрезают все кроме голоса и правой руки. Пациент слышит только: «Вдохнуть!!! Не дышать!!! Выходите!!!» Потом он выходит, затем получает от лаборанта листик с иероглифами и подписью рентгенолога. Так что у слуха есть причины появиться. УЗИсты бывают двух видов: «я так вижу» и «да, точ-но». Первые - глупые и бедные. Вторые – умные, состоятельные и затраханные просьбами пересмотреть за первыми. УЗИст – единственный врач, у которого к обеду можно разменять любую купюру, а к вечеру и доллары. Ну и цену себе лучевые диагносты знают. Точную. Могут назвать.


Анестезиолог-реаниматолог. Циничный Оле-Лукойе.
В анестестезиологи-реаниматологи идут те, кто хочет вот прям спасать. Даром что спасенному на спасителя обычно насрать - пациенты обычно не видят этих докторов, либо спят, либо пребывают в глубоком астрале. У анестезиолога крайне логичное мышление. Можно сказать, это математики от медицины, люди без логики в этой специальности не выживают. Посиндромное лечение требует огромного количества знаний о ластосклеивании и дубодавании. Ко всему прочему в первые годы работы анестезиолог-реаниматолог наблатыкивается в общении с потусторонним миром, и в дальнейшем либо становится злобным фаталистом, либо истово верующим. Близость наркоты иногда ускоряет процесс обучения, но пагубно влияет на длительность карьеры. Анестезиологи-реаниматологи искренне и за дело считают гомосексуалистами хирургов и акушеров-гинекологов. Тому есть причины: а) эти специалисты часто кидают анестезиолога на бабки; б) при любом непонятном кипише они сливаются, оставляя коллегу один на один с костлявой (потом они появляются, отмечаются, и кидают на бабки); в) себя хирурги и акушеры считают врачами, а анестезиологов - парамедиками, что не отменяет пункт «б». Поэтому анестезиологи бывают двух видов: верный пёс, который получает за хорошую работу косточку от хозяев; и умный, циничный, желчный тип, который посылает на хер всех и вся (хирургов, акушеров, терапевтов, начмеда, главврача, облздрав, президента, и даже, прости Господи, санитарку отделения). Первые живут долго, счастливо и не отсвечивают. Вторые живут гордо, но бедно.


Стоматологи. Богатые нытики.
Патогенез. Со стоматологами всё всем понятно. Там деньги. Туда за деньгами и идут. Именно поэтому специальность изобилует национальными меньшинствами. В студенческие годы будущий стоматолог искренне недоумевает, что происходит, и зачем ему всё это. Потом он добирается до бормашины и... всё — человек потерян для общества. Первые десять лет своей карьеры, не смотря на то, что в институте по большей части отдыхали, стоматологи очень обижаются, когда им говорят: «Ёпт, ну какой ты врач? Так, ремесленник». А потом их отпускает. Приходит понимание, что да, не врач. И слава Богу. Меньше спрос. Опять же врачу не пристало требовать за свой труд денег, а ремесленнику очень даже можно. Вот и требуют. Существует всего три классификации стоматологов. Первая — по рукам: из жопы они или нет. Вторая — по деньгам: есть они или нет. Третья — по обиженности: да или нет. Соответственно есть девять типов стоматологов: от «бедный нытик рукожоп» до «богатый жизнерадостный ремесленник». Так или иначе, согласно закону сохранения энергии, все стоматологи движутся к этим полярным состояниям, редко застревая в промежуточных, типа «богатый нытик ремесленник» или «бедный жизнерадостный рукожоп».


Сосудистые и нейрохирурги. Выпендрёжники от мясного цеха.
В какой-то момент своей карьеры хирург (тот самый, что с ампутированным состраданием) приходит к выводу, что пора сузиться. Стать, например, сосудистым, или нейрохирургом. Вряд ли это происходит так — о, я так люблю нервы и мозги, мне так хочется в них копаться, о да!!! Скорее так — как меня заебала ургентная медицина, хочу плановые операции, ночи дома, и стабильные пациенты с прогнозируемым результатом... ну и денег хочу. И переучиваются. Особое наслаждение им доставляет чморить коллег по цеху. Они важно сообщают им, что сосуды идут не так, как вы все тут думаете, что нервы и мозги это вам тут всем не хухры-мухры, и вообще не смейте трогать сосуды и нервы без нас. Коллеги по цеху считают их выпендрежниками, ботанами и конченными гистологами за: невыносимую гордыню, какие-то особые знания, малюсенькие инструментики и иголочки, и микроскоп наглухо прибиты к морде лица. И да, нейрохирургам доставляло определенное удовольствие препарировать лягушек в институте, те так забавно дергают лапками, если нервы тыкать, ми-ми-ми. Неприятным удивлением для молодого специалиста оборачивается тот факт, что у сосудистых и нейрохирургов ургентность просто зашкаливает. А не хрен было выпендриваться и не подпускать хирургов к сосудам и нервам. А матерым кровососом или нерводёром можно стать только в ургенте (кто ж тебя к плану подпустит). И вот выпив литры чужой крови, стирая её с клыков и морды, намотав тысячный километр чужих нервов, специалист говорит: «Всё, зае%№ся я!» А ему так отечески старшие товарищи: «Ну вот, теперь ты высший вампир» или «Вот ты и стал из личинки настоящим Чужим, на тебе мозг, поешь».


Лоры. Прекраснодушные любители гноя.
Это врачи, которые никак не определятся с названием своей специальности. Они и ЛОР-врачи, и оториноларингологы, и ухогорлоносы. Суть от этого не меняется — ЛОР залезет Вам туда, куда никто и не подумал бы залезать даже в самых смелых эротических фантазиях. Это те немногие доктора, которые до последнего вдоха любят свою специальность. Почему? Я не знаю. Сопли, ушная сера, гной и другая слизь для ЛОРиков - просто песня. Часами они могут рассказывать про то, из какого синуса вытекает гной, и как к нему (синусу) подобраться, и (что важно) как это здорово, когда гной течет. Про то, как сильно близко к носу и уху мозг, и как это опасно. Про то, как сильно влияет кривая перегородка на дыхание тела. Специальность, откровенно говоря, кровавая, и пациенты этих докторов побаиваются. Опять же, круглое зеркало это на лбу... жуть.


Офтальмологи. Садисты XXI века.
Это как комарик укусит. Е$%л я в рот комарика, который кусает прямо в глаза — так думает даже пятилетняя девочка, сидя на приеме у офтальмолога. Офтальмолог поликлиники — это еще так, лайт-версия. Он не опасен. Фонариком в глаз посветил, на табличке зрение проверил, гуляй... в стационар. Хотя... Одно то, что давление в глазах они меряют гирями, спокойствия не добавляет. Офтальмолог стационара — это прям жесть. Во-первых, он умеет (и мало того, обязательно это сделает) выворачивать вам веки. Во-вторых, он оперирует без общего наркоза, а зрелище «зафиксированного» глаза, я вам скажу то еще (садисты отдыхают). В-третьих, он сделает Вам укол туда, куда Вы и не думали, со словами «это как комарик укусит». Поначалу офтальмолог боится навредить своим пациентам – глаза всё-таки нежная штука. Затем страх проходит. Глазьев же два! Ну, будет пациент с одним ходить, не беда, так многие ходят. А вот если глаз один, тут конечно да, может нехорошо получиться. Ну и циники офтальмологи страшные, куда там акушерам, хирургам и даже патанатомам. Меня, например, подташнивает от одной мысли, что мне в глазах ковыряться будут. А если я вижу как другого мучают, могу и блевануть. А офтальмологи такие смеются, типа, вот ты чудак, это ж бубль-гум, ха-ха-ха. Страшные люди.

https://mirvracha.ru/forum/latest/18641
Tags: сатира
Subscribe
promo bogdan_63 december 1, 2021 13:42 950
Buy for 200 tokens
Очень рад, что вы заглянули в мой блог! Надеюсь, вам будут интересны мои записи. Предлагаю для начала посмотреть разделы: Мой сайт СССР Россия Медицина Медицинские байки Юмор Образование История Культура Буду рад всем новым друзьям. Присоединяйтесь, пообщаемся!…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments