Богданов Игорь Олегович (bogdan_63) wrote,
Богданов Игорь Олегович
bogdan_63

Однажды в российской глубинке...

Под равномерный стук колёс за окном мелькали полустанки, кишащие людом станции, поля и рощи, леса и пролески,деревушки с неизменной церковью, блестевшими своими синими или золотыми куполами. Мелькали быстро, проскакивали, проносились, не оставляя следа. Как сама жизнь... В движении всё кажется призрачными миражами,ненастоящими,сказочными... За повседневной суетой не всегда удается оценить всё, что тебя окружает. Однако, бывают моменты, когда приходит осознание того, насколько прекрасен мир! Наше воображение – бессрочный билет в этот мир, у которого никогда не иссякнет срок и у не будет конечной остановки.Наши радости всегда будут с нами в нашем потаённом мире, в котором нет места для тягот реальной жизни.Глядя в окно, я с восхищением представила, как огромен мир, как много в нём света и пространства! Есть какое-то волшебное обаяние в вагонном окне, когда под колыбельную качку колёс смотришь и ни на чём не задерживаешь взгляд. От постоянной смены впечатлений погружаешься в легкую дремоту наяву, и мысли сами собой приходят в голову и так же легко исчезают. Быть может, любовь к железной дороге скрыта в этом простом чуде вагонного окна, в котором не увидишь ничего необычного, но какая-то магическая сила заставляет смотреть и смотреть в него и невольно, как будто отсчитывать уходящие минуты своей жизни...

После дневной жары усталость давала о себе знать и я уже почти дремала, сидя на полке у окна, поджав под себя ноги.Приятный голос восстановил моё бодрствование.

«Такой привычный стук колёс. Скоро и этот постоянный атрибут наших железнодорожных странствий отойдёт в прошлое.
Уже есть бесстыковые рельсы»...

Напротив меня сидел немолодой приятной наружности мужчина с острой бородкой. «Напоминает устновившийся образ Чехова» - мелькнуло в голове. «Или уездного врача». Эта мысль сразу как-то сблизила с попутчиком – «возможно коллеги».

Вдруг, за крутым поворотом открылся чудеснейший вид –на одном из высоких холмов стоял целостный ансамбль великолепных церковных сооружений. От них трудно было оторвать взгляд.

«Рассказать Вам одну небольшую историю, произошедшую в одном из таких вот городков нашей многострадальной страны?"

И не дождавшись моего ответа, поведал :
«Условно назовём этот среднестатистический городок "Мухосранск"...
Он ничем не отличался от таких же провинциальных городов, кроме наличия многочисленных архитектурных памятников...

Каждый год туда приезжают сотни иностранных туристов.Надо сказать,что жители города были очень благодарны городку за эти памятники старины.Вовсю процветала торговля русскими сувенирами,производимыми самими жителями.Туристы не скупились и покупали посуду с русской хохломой,матрёшки, деревянные ложки, кружки,..плетенные лапти,керамику и пр.Город жил,благодаря этой торговле.

Однажды в городок приехала группа туристов из Германии(г.Мюнхен)
Неожиданно ночью у одного из туристов появилась внезапная и очень сильная «кинжальная» режущая боль в эпигастральной области(как потом выяснилось у него была язвенная болезнь желудка).

Срочно вызвали скорую,которая примчалась через 10 минут ...
Жена несчастного туриста и переводчик всё время были рядом.Когда женщина увидела молодого хирурга в относительно чистом,но мятом халате и саму больницу, стала заламывать руки и истошно кричать, что лучше пусть её муж умрёт
в Германии, чем его зарежет русский хирург!...В приёмном покое царили полумрак и тишина.Воздух,наполненный сыростью,пронизывал насквозь...На дверях и окнах плесень...Всюду запах канализации и кислых щей...
Ржавые трубы,обшарпанные стены с трещинами и облупившейся краской.По ним туда-сюда сновали тараканы...На потолках тёмные пятна от насиженных мух.Полы в выбоинах,образовавшихся местами в прогнивших и провалившихся досках пола...

Вид убогой больницы,по сравнению с контрастной немецкой клиникой,настолько поразил женщину,что она впала в ступор от ужаса и не могла более произнести ни слова...

Теперь назрела необходимость рассказать о самой больнице и её внутренней бурлящей жизни...

В эту злополучную ночь,в городской клинической больнице(ГКБ),когда были выполнены все назначения и больные мирно спали в своих палатах...
Влюблённые (с вашего позволения я именно так, для простоты, назову парочку, уединившуюся в пустой палате) продемонстрировали, что они умеют дорожить временем. Ирина(студентка 6-го курса лечфака разделась почти мгновенно, настолько быстро, что даже армейский стандарт «45 секунд» потух тут же. У её сокурсника Сергея, процесс избавления от одежды занял несколько больше.

Вдруг в дверь постучали.
-Сергей,- послышался голос медсестры Татьяны,- тут больной поступил с перфоративной язвой. Срочно выходи.
Разъярённый Сергей , одеваясь на ходу, вылетел в коридор, с самыми несомненными намерениями размазать медсестру по стенке. Но та сразу же остановила его своим небывало серьёзным видом, приложила палец к губам и потащила в сестринскую.

-Во-первых, извини. Во- вторых, я в полнейшей растерянности из приёмника подняли мужика с прободняком. Дикие боли, живот доска, он корчится, ну, сам знаешь.А дежурный хирург Александр Петров в отключке. Разбудить его я не смогла. Телевизор работает чуть не на полную громкость, а он дрыхнет.Перегаром прёт,накурено…

-Ща он у меня живо проснётся,- кровожадно пообещал Сергей и с кулаками кинулся в ординаторскую. Его не было минут десять. Вернулся он порядком обескураженный.

-Кажется, дохлый номер. И тряс, и мотал, и в ухо кричал, и по щекам лупил, и нашатырь в нос засовывал- бесполезно. И не удивительно в тумбочке одна пустая бутылка из-под коньяка и одна полная.
Как ни крути, а сегодня мы с тобой без доктора.В сестринскую, щурясь от яркого света, вошла Ирина.

-Что тут у вас? Перфоративная язва? И что делать собираетесь?
Все трое серьёзно призадумались. Ситуация складывалась непростая. Сергей, как мужчина и самый опытный из всех, высказался первым.

-Для начала нам нужно точно определиться, что у поступившего- точно ли язва или что- нибудь другое. Так ли уж всё плохо, и есть ли хоть какая-то возможность подождать, действовать пока консервативно.
-С ним родственники?...
-Да,жена и переводчик.
-Какой нахрен переводчик?
- Да иностранец он,турист из Германии...
-Вот это влипли...В какой он палате? История на посту? Сидите здесь, я пошёл на разведку.

Стараясь как можно солиднее выглядеть в халате и шапочке, Сергей прошёл в 1-ю палату, в которой -единственной в отделении в это время- горел свет. Оттуда доносилсь приглушённые стоны. Принадлежали они сухому и жилистому гражданину около 40 лет , который лежал неподвижно, максимально согнув ноги в коленях и держался за живот обеими руками. Поступивший, щадя мышцы брюшного пресса, дышал поверхностно, шумно и часто, лоб его был в бисеринках пота. Даже со стороны признаки внутрибрюшной катастрофы были налицо.

В случае внезапного прободения язвы желудка или двенадцатиперстной кишки не требуется много времени для постановки диагноза. Наличие язвы в анамнезе и классическая триада симптомов- внезапное начало, кинжальная боль
и доскообразное напряжение мышц живота- позволяют вам поставить диагноз менее чем за минуту.Язва, возникшая вначале на слизистой оболочке, постепенно разъедает стенку вашего желудка (или 12- перстной кишки, если быть точным) и вдруг прорывается в брюшную полость. Образуется отверстие, через которое начинает изливаться едкий желудочный сок, вызывая сильнейшее раздражение брюшины, сопутствуемое адским болевым синдромом. Раздражение брюшины мгновенно переходит в воспаление, воспаление - в разлитой перитонит, который приводит к смертельному исходу. Лечение возможно только оперативное-необходимо как можно скорее обнаружить отвестие в желудке и закрыть его одним из множества известных способов. Малейшее промедление здесь весьма и весьма нежелательно, и чем раньше больной взят на операционный стол, тем лучше исход и быстрее выздоровление.

От момента перфорации язвы у больного прошло уже около часа.

-Дело- дрянь,- объявил он.- Мужика нужно срочно брать в операционную.

-Что, уходишь?- спросил Сергей уже одетую в пальто Иру.- Уже? ...Постой, не уходи.Проассистируешь мне?
У Иры перехватило дыхание.
- Ты собираешься оперировать? Сам? Желудок?!
-Другого выхода нет.
-Да как же? А если вдруг что?
-Кто не рискует- тот не сидит в тюрьме…
-А утром? Ведь всё равно все узнают!
-Не узнают. Я так аппендициты уже сто раз оперировал. Утречком Петров прочухается, напишет своей рукой протокол операции. Хирург- он, а мы -ассистентты. Вообще, Петрова все уважают и жалеют. Так что нам с тобой и помогут, и посодействуют.
-Не знаю…- совсем смутилась Ирина.
-Ты Петрова не осуждай.От него жена ушла из-за нашей нищенской зарплаты,плюнула в душу,забрала сына и ушла к богатому буратино! Он, может, потому и набрался, что мы с тобой сегодня здесь. Я же говорю- у него чутьё, когда можно пить, когда нет.Значит, подсознательно на нас рассчитывал.

Единственная проблема- анестезиолог. Под местной анестезией на язву идти нельзя. Но с анестезиологами у Петрова отношения со всеми хорошие.

Решившись оперировать самостоятельно Сергей первым делом постарался отбросить сомнения в том, что справится с операцией. Да, вмешательство при прободной язве отличается от вмешательства при остром аппендиците- требуется наносить
длинный разрез от мечевидного отростка грудины до пупка, так называемую срединную лапаротомию, делать ревизию органов брюшной полости, удостоверяясь в правильности диагноза. Брюшная полость весьма коварна, и довольно часто интраоперационная находка заставляет менять весь план операции. В данном случае, при всей кажущейся ясности, Сергей мог наткнуться и на панкреатит, и на высокую кишечную непроходимость, и на перфорацию кишечника рыбьей костью, а то и на опухоль. Это было бы крайне неприятным сюрпризом.

Далее требовалось закрыть язвенный дефект. Способов было множество, начиная от простого зашивания отверстия, до тампонады его прядью большого сальника по Оппелю- Поликарпову. Всё зависело от размеров и степени инфильтрации, то есть плотности краёв язвы. Недоучёт этого обстоятельства мог привести к прорезыванию и несостоятельности самым тщательным образом наложенных швов. С самыми печальными последствиями для пациента.Потом нужно было провести санацию брюшной полости- промывание всех её закоулков с удалением гноя и фибринных плёнок, являющихся субстрам перитонита- грознейшего осложнения, всегда встававшего на пути хирурга в так называемую «доасептическую эру», но и сейчас, в ХХ1 веке, являющегося главным пугалом любого оперирующего врача.

Заканчивалась операция дренированием. То есть установкой продырявленных резиновых трубок во все отлогие места брюшной полости, по которым оттекал бы воспалительный экссудат, и зашиванием операционной раны.
Вот и всё, не такая уж и сложная задача для опытного хирурга.Для Сергея, никогда не делавшего, тем более совершенно самостоятельно, ничего выше аппендицита, дело могло представляться хлопотливым.

-Не боги же горшки обжигают, -постарался он взбодрить себя афоризмом.- Fortuna audaces jiovet(удача покровительствует смельчакам) прогнал он последние сомнения немудрящей мудростью своего коматозного учителя.
Выдавив согласие у Ирины, Сергей тут же насмерть поругался с медсестрой Татьяной.
-Ты что- ох…ел?- заголосила она.- Что ты делаешь, идиот, опомнись!Зарежешь мужика, только и всего. Хорошо, если только из института вылетишь,а не схлопочешь статью УК и в тюрягу сядешь!

Сергей позвонил в отделение реанимации, попросил к телефону дежурного анестезиолога. К счастью, сегодня дежурил Юрий Иванов, совсем молодой- второй год после интернатуры.

Через несколько минут Иванов появился.
Сергей представил их с Ирой друг другу, усадил анестезиолога и кратко ввёл его в курс дела. При уяснении ситуации за стёклами очков Иванова что-то взметнулось, быстро сместилось, но тут же вернулось обратно.
-Авантюра,- безапелляционно объявил он.- Нет, я тебя хорошо понимаю, Сергей.У меня у самого всю субординатуру чесались руки что-то сделать самостоятельно. Причина у тебя вполне уважительная, но прободняк- слишком стрёмно для шестикурсника. Авантюра. Забудь.
-Нет, Юра, не авантюра, -возразил Сергей и привёл свои аргументы- Петров, бедняга, «в полной отключке»...

-Но ты же понимаешь, чем ты рискуешь? Чем рискует она?- Иванов кивнул на Иру.- Это не простая дружеская услуга, это- серьёзнейшее нарушение…

Рассудительный анестезиолог никак не давал себя убедить. Хотя и был согласен с тем, что «ситуация нестандартная»,что для дежурного хирурга, которого он глубоко уважает, малейшая огласка чревата увольнением с работы по статье.

Но Сергей был настойчив, он боролся за свою идею изо всех сил. Иванов вскоре поддался.

-Хорошо, я проведу наркоз!...
Молодые врачи пожали друг другу руки. Ира была согласна с Ивановым, что сложная операция в исполнении двух шестикурсников- авантюра,но процесс вдруг пошёл с такой скоростью, с такой фантастической быстротой, что она даже не успела испугаться.

Пока анестезиолог осматривал больного, Сергей позвонил в операционную и велел сёстрам «мыться на лапаротомию». Потом они с Ириной пошли, сделали премедикацию и погрузили больного на каталку. Тот, до предела измученный болями, хотел только одного- чтобы вся эта пытка побыстрее закончилась, и только шептал-Helfen Sie mir bitte! (Помогите мне, пожалуйста!)

В операционной, помимо больного присутствовали две операционные медсестры- одна подавала хирургам инструмент, другая выполняла обязанности санитарки, Все были достаточно молоды, не старше 25 лет, все уже несколько лет тут работали.

-Отчаянный…- было единое мнение. Бригада понимала, какую ответственность он берёт на себя, и смотрела с уважением, даже подобострастно. Все присутствующие исполняли свою должность с особым усердием...

Молчание было абсолютным, дружным, совершенно не свойственным ургентной опрационной. Медики очень редко молчат во время операций, ибо их жизнерадостность всегда требует выхода. Но сейчас все, затаив дыхание, следили за действиями Сергея, вытянув шеи...

Вскрыв брюшную полость, Сергей завёл в рану винтовой ранорасширитель, отодвинул печень зеркалом и тут же обнаружил на передней стенке привратника желудка, там, где и предполагалось, безобидное с виду отверстие величиной со зрачок. При надавливании из него потекла кашица с неприятным запахом.

-Это и есть язва?- нарушила молчание Ирина.- Надо же! Вот гадость…
-Она самая. Юра не угодно ли взглянуть…
Иванов подошёл поближе, вгляделся.
-Да-да, Сергей. Это оно и есть. Что ж, закрывайте отверстие и давайте уходить.
-У вас всё нормально?
-О нас не думайте. Делайте своё дело.
-А вот я её по Оппелю-Поликарпову…

Сергей на всякий случай проверил заднюю стенку желудка и приступил к тампонаде язвенного отверстия прядью большого сальника, как научно называлась такая методика. Вся операционная почувствовала, что самое трудное позади, и вздохнула свободнее. Но расслабляться было рано, поэтому не последовало ни шуток, ни анекдотов.

Завершили в полном молчании. Иванов был на высоте- едва Ира завязала последний узел на кожной ране, как он вытянул из трахеи пациента интубационную трубку и захлопал по его щекам.

-Просыпаемся. Просыпаемся, больной. Операция закончена.
-Сколько мы оперировали, Ирка?
-Пятьдесят минут.
-Чего?! Смеёшься?
-Ничуть.
-Ну не фига себе! Вот что значит хороший наркоз…
-Не подлизывайся. А вообще поздравляю!

Итак, чрезвычайная ситуация, сложившаяся в октябрьскую ночь
в хиругическом отделении ГКБ, благополучно разрешалась. Доктор Петров, являясь виновником проишествия, убедился,что с больным всё в порядке, сделал обход и к обеду покинул отделение под предлогом плохого самочувствия.

К сожалению или к счастью, сказать трудно,но всё тайное становится явным...Вскоре о проведённой операции студентами 6-го курса лечфака гудела вся больница!

Прибежал «сам доцент Савельев!» и констатировал– операция была проделана блестяще!...
Finis coronat opus (конец венчает дело) говорят у медиков. Первую самостоятельную операцию- не аппендицит, а перфоративную язву (!!!)- положено широко «обмывать» с коллективом, принимать поздравления и пожинать заслуженные лавры.

Приятно- старшие товарищи хлопают тебя по плечу, ровесники завидуют, девушки начинают поглядывать с интересом. Но тебе до них нет никакого дела-все твои мысли поглощает Великое и Незабываемое, и единственное, чего ты сейчас хочешь- это сделать новую, ещё более обширную и сложную операцию.

Что неподвластно тебе? Эх, хорошо быть хирургом…
Конечно,виновники понесли заслуженное наказание,но как говорят -
«Победителей не судят!»...

Позже, уже в Мюнхене, женщина с мужем сразу же отправились в клинику.Немецкие врачи были сражены наповал!...

Они не верили женщине,что операция была проведена в глубинке России,в каком-то провинциальном городке, каким-то простым молодым врачом с такой ювелирной точностью!...

Врачи клиники решили пригласить врача на работу в Мюнхен,но врач категорически отказался...Он также отказался от большой суммы денег лично для себя.Позже, на эти средства была построена новая больница со всеми отделениями и аппаратурой, доставленной из Германии...

Об этом случае даже была статья в одной из российских газет...

https://www.proza.ru/2018/08/12/1195
Tags: медицина, рассказ
Subscribe
promo bogdan_63 december 1, 2021 13:42 950
Buy for 200 tokens
Очень рад, что вы заглянули в мой блог! Надеюсь, вам будут интересны мои записи. Предлагаю для начала посмотреть разделы: Мой сайт СССР Россия Медицина Медицинские байки Юмор Образование История Культура Буду рад всем новым друзьям. Присоединяйтесь, пообщаемся!…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments