Богданов Игорь Олегович (bogdan_63) wrote,
Богданов Игорь Олегович
bogdan_63

Возвращение из ада

Зевс, как всегда, опаздывал. За широким круглым столом в роскошном дворце на вершине горы Олимп, собрались все верховные боги, и, только золотой престол, с высокой резной спинкой, пустовал . Опоздания Зевса уже вошли в привычку. И чем дольше он опаздывал, тем важнее была тема совещания. Тему совещания Зевс обычно , заранее не озвучивал, чтобы прямо за столом каждый мог высказаться экспромтом, то есть высказать то, о чем каждый из богов думает в настоящий момент.

Через час ожидания, дверь в залу распахнулась , и на пороге появился Зевс. С его плеча на колени ниспадал плащ из дорогой парчи. В одной руке он придерживал статую богини Ники, олицетворяющей победу, а в другой скипетр, украшенный священным орлом , его мудрую голову украшал венец олимпийского победителя.

Все почтительно встали и склонили голову перед верховным богом. Кивком головы, Зевс приказал всем сесть на свои места. По правую руку от Зевса расположился Посейдон, бог морей и океанов, по левую руку Аид, бог подземного царства.

Зевс был явно не в духе. Остальные боги , чувствуя настроение хозяина земли, втянули головы в плечи. Воцарилась мертвая тишина. Зевс, оглядев присутствующих недовольным взглядом, начал свою речь:

собрал я вас потому, что доходы Олимпа упали, люди бесконтрольно расплодились, кормовая база уменьшилась . Мы на грани голода. Работать люди не хотят, добыча золота и алмазов упала. Вот я и собрал вас, чтобы выяснить причину такого поведения людей, а также выработать тактику исправления ситуации на земле. Хочу выслушать каждого из вас. Какие будут предложения? – Зевс грозным взором оглядел собравшихся богов .
встал Посейдон, мужчина богатырского роста, одетый в длинный, расшитый драгоценным каменьями плащ, опираясь на трезубец из чистого золота. Проблемы Зевса его волновали мало, но ослушаться брата он не мог, ведь именно брат помог ему выбраться из чрева , проглотившего его сразу после рождения, отца Кроноса. Лишившись ранее власти на Олимпе, и признав верховенство власти брата Зевса, Посейдон создал свою морскую империю. Одного за другим он выжил из подводного царства стариков-правителей Нерея, Океана и Протея. А потом, вместе с прекрасной Амфитритой, он создал свой рай среди воды.

-Так я всегда рад помочь тебе, брат. Я регулярно устраиваю тайфуны, смерчи, цунами. Сколько кораблей потопил, даже и не счесть. Да и на земле цунами приносят немало бед. – сообщил Посейдон.

Посейдон немного лукавил, корабли он топил не столько, чтобы помочь брату в уменьшении популяции людей, сколько для собственного обогащения, зная, что на кораблях всегда можно чем-нибудь поживиться. Правда, золото и алмазы на кораблях уже не перевозят, а потому и доходы Посейдона тоже значительно сократились.

-Мало. Что скажут другие? Афина, что скажешь? – Зевс обратил взор в сторону богини войны.

Афина, кокетливо убрав вьющийся локон волос со лба, отставила копье и щит с изображением Горгоны-Медузы, и улыбнулась Зевсу. Одетая в мужские доспехи, которые обнажали ее стройные ножки, она выглядела весьма соблазнительно.

-Отец - произнесла Афина, - Войны на земле идут по плану и не прекращаются, народа гибнет много. – С улыбкой произнесла она, бросив томный взгляд на Гефеста, который уже не одно тысячелетие добивался дочери Зевса. Афине нравилась любовная игра с грозным богом огня , но отец Зевс не одобрял ее выбора, и Афина , зная крутой нрав отца, опасалась ослушаться его воли.

-Хорошо, дочь моя, садись- одобрительно произнес Зевс.

-Асклепий, что ты скажешь? – Зевс обратил свой взор на бога медицины Асклепия.

Асклепий рожден смертным от бога Аполлона и одной из нимф. Но, за заслуги в области врачевания, он был награжден бессмертием и переведен из статуса полубога в статус бога.

-Вообще-то моя задача врачевать, а не убивать. Но можно сделать все очень тонко. Можно оптимизировать медицину, сократить больницы, создать дефицит лекарств, изгнать врачей из медицины. Сказать народу, что так будет лучше для них, поставить нашего сторонника из числа смертных для руководства здравоохранением, поставить перед ним задачу о сокращении популяции смертных. Лучше всего это сделать руками самих людей. Пусть люди пишут жалобы на врачей. Да, к тому же, мой помощник, доктор Гиппократ, написал клятву, о которой мы сообщим людям, а заодно и чтобы они требовали неукоснительного исполнения этой клятвы от врачей. Кстати, вот и Фемида здесь. Я предлагаю Фемиде судить врачей за их ошибки, а пациентов освобождать от ответственности за оскорбления и избиения врачей. – Асклепий вопросительно обратил свой взор к Фемиде. Фемида , поправив тонкой, изящной рукой повязку на глазах, кивнула в знак согласия.

Асклепий продолжал:

-Врачи разбегутся, а люди будут умирать от болезней. По моим подсчетам эффект от моего плана будет значительно больше, чем от действий Афины и Посейдона. – Бог врачевания вопросительно посмотрел на Зевса, ожидая его реакции на свое выступление.

Зевс, нахмурившись, задумался. В зале воцарилась мертвая тишина. Все напряженно ожидали, что скажет Зевс. Каждому хотелось, чтобы именно его предложение принял верховный бог.

-Хм, а ведь ты прав. – одобрительно произнес он, повернув голову в сторону Асклепия.

Но тут руку подняла Афродита, богиня любви. Зевс одобрительно кивнул, дав ей слово:

-Отче, у меня тоже есть предложение. Мы с Эросом можем вам помочь. Возбудим в людях сильнейшие сексуальные желания, люди заболеют половыми инфекциями, и будут умирать от них при отсутствии врачебной помощи. – произнесла она. Сидящий рядом с ней Эрос, кивнул головой, подтверждая слова Афродиты.

-Неплохо – одобрительно произнес Зевс.

-А что ты молчишь, брат? – Зевс обратился в Аиду, богу подземного царства.

-Какие у тебя будут предложения?

Аид был первым и самым старшим ребенком Реи и Кроноса. После раздела мира между братьями Посейдоном, Зевсом и Аидом, последний получил во владение царство теней и стал властвовать в преисподней, за что был обижен на Зевса, получившим лучший кусок – владычество на земле. Взглянув угрюмым взглядом на Зевса, Аид произнес:

-Надо подумать.

-Подумай, и потом скажешь о своем решении. – согласился Зевс.

На этом собрание было закончено. Все разошлись, и Аид, сопровождаемый трехголовым псом, сел в свою колесницу , и отправился домой, в преисподню, где его дожидалась красавица жена Персифона. Предстоящее расставание с Персифоной, которая проживала в подземном царстве только три месяца в году, окончательно омрачило настроение Аида.

Проезжая на своей колеснице над рекой Стикс, Аид увидел, как старый Харон грузит в свою лодку очередную партию душ грешников . Сегодня их было особенно много. На другой стороне реки, Харона ожидает пес Цербер. Остановившись у дворца, Аид увидел, как его с поклоном встречают неумолимые богини мщения Эринии, явившиеся на высший суд очередной партии душ умерших. У трона Аида ожидали судьи царства умерших - Минос и Радамант. Эринии , грозные, с бичами и змеями преследуют преступников, не дают им ни минуты покоя и терзают их угрызениями совести. Нигде нельзя скрыться от них, всюду находят они свою жертву, даже в аду. Справа от трона Аида, стоит бог смерти Танат с мечом в руках, в черном плаще, с громадными черными крыльями. Могильным холодом веют эти крылья, когда прилетает Танат к ложу умирающего, чтобы срезать своим мечом прядь волос с его головы и исторгнуть душу. А потом эта душа , переправленная через реку Стикс, оказывается перед троном Аида в преисподней , вершившим самый справедливый суд. Здесь вскрывается все, что можно было скрыть в земной жизни , подлость, предательство, мздоимство, сутяжничество, кверулянтство. Ни один порок не скроется от взора Аида. И каждый получит здесь свою кару, снисхождения не будет никому. Кару жестокую, но справедливую.

Суд длился долго, душ было много, каждая получила по заслугам. Затем уставший Аид отправился в спальню, где его ожидала прекрасная Персифона. В ожидании Аида, Персифона играла в кости с юным богом сна Гипносом. Гипнос обычно спал рядом с супружеским ложем Аида и Персифоны, тщательно охраняя их сон . Но сегодня , соскучившись по Персифоне, Аид отправил Гипноса из спальни.

Персифона спала тревожным сном. Сказалось отсутствие в спальне Гипноса. Аид, по обыкновению, громко храпел. Персифона открыла глаза, в полумраке, от тусклого пламени свечи, отражались летающие тени душ грешников. Они поднимались то к потолку, то опускались вниз, к полу, медленно приближаясь к супружескому ложу. Одна из теней, приняв полупрозрачное очертание злобной старухи, приблизилась к Персифоне и склонилась над ней. Персифона в ужасе, закрыла лицо простыней. Она узнала эту тень. Как-то, ради любопытства, она напросилась к Аиду, который вершил страшный суд над вновь прибывшими грешниками. Одной из грешниц была эта самая старуха по фамилии Сутяжникова. Старуха за свою жизнь изжила со света трех мужей, прибрав к рукам их неказистый скарб, писала кляузы и доносы на соседей, в результате которых за решеткой оказался соседский сын за лайки в интернете, была головной болью на почте, в поликлинике и в больнице. А умерла она, отравившись настойкой, которую дала ей знахарка. Аид присудил ее душе вечные метания и угрызения совести, впрочем, которой у нее никогда не было. Наказание так себе, неприятное, но не фатальное, ведь она в своей жизни сама никого не убила.

-Кыш! – Замахнулась на старуху Персифона. Бабка, по мановению ее руки , растворилась в пространстве.

-Все, не могу больше. – Персифона растолкала Аида и потребовала прекратить проникновение душ в их спальню.

Аид, еще не отойдя от сна, удивленно озираясь, увидал мечущиеся тени по комнате.

-Мда, с этим надо что-то делать. – подумал он. Ад был переполнен. А тут еще предстояло доложить Зевсу о своих предложениях об уменьшении популяции людей, над которыми он пообещал подумать.

-Хм, Персифона, а если мы отправим обратно на землю самых злостных грешников? Ведь они здоровьем слабы, обязательно пойдут в поликлиники и больницы, а там, сама понимаешь, устроят райскую жизнь врачам. Вот врачи все и разбегутся кто куда , а люди начнут заниматься самолечением и быстро помрут. Еще и Фемиду попрошу, чтобы знахарей не наказывала, а наоборот, поощряла. Правда, потом, после смерти, мы врачей наградим, отправим в рай. Что думаешь? –Аид вопросительно посмотрел на Персифону, ожидая ее ответа.

-Ты гений! Двух зайцев убьешь, Зевс останется доволен, и ад от избытка душ освободишь.

Персифона осталась довольна.

Аид после плотного завтрака, вызвал Харона и Таната.

-Танат, отбери мне души сутяжников, кверулянтов, скандалистов и сволочей. А ты, Харон, отвези их обратно, на другую сторону реки Стикс и отпусти с миром обратно на землю. Да, и еще убери на время Цербера, чтобы он их не покусал. - приказал Аид.

Харон и Танат , с поклоном , удалились исполнять приказание Аида.





В семь утра толпа у поликлиники бушевала.

-Вас тут не стояло, я туточки с четырех утра стою в очереди. – возмущалась старуха с бородавкой на носу.

-Я первый! Я герой труда – парировал мужик , на лице которого отпечатались следы вчерашнего обильного возлияния. Из его рта на окружающих распространялось смачное амбре.

-И какого же ты труда, герой то? – язвительно спросила бабка с бородавкой на носу.

-Капиталистического! Устраивает? – мужик распахнул толстый, потертый серый ватник, обнажив могучую грудь в рваной тельняшке , и выпятив вперед свой могучий торс, двинулся на бабку.

-Я в ВДВ служил! - с угрозой произнес она, продолжая надвигаться на старуху. Бабка в испуге отступила, уступив свое место в очереди почетному герою капиталистического труда и бойцу ВДВ.

-Да мне только мочу сдать.- возмущался дед с палкой и трехлитровой банкой, наполненной желтой жидкостью, которая на февральском морозе помутнела.

-В очередь, суки, в очередь. – орал здоровенный детина, но очередь его не слушала, поскольку он не сообщил о своих заслугах перед отечеством , напирая на стеклянные двери поликлиники, из-за которых испуганно выглядывала старушка-сторож.

-Хоть бы лавочки поставили, я уже два часа как на ногах на морозе стою. – заявила женщина необъятных размеров, на фигуре которой не сходились полы старенького пальто с воротником из потрепанной чернобурки . Полы были стянуты веревочками, протянутыми от петель к пуговицами и завязанными кокетливыми бантиками.

-Гады, внутрь пустить не могут, холодно ведь на улице стоять. – возмутился парень с явными признаками деградации коры головного мозга. Видимо , к неврологу хочет попасть.

-Так ведь еще час до открытия. – робко возразила благообразная старушка в потрепанной норковой шапке, поверх которой, повязана изъеденная молью серая шаль.

-Жалобу надо написать. Пусть круглосуточно работают, а то я никак после работы не могу попасть.–заявил мужик с испитым лицом, покрытым бордового цвета прожилками. Благообразная старушка с сомнением взглянула на мужика. Было явно видно, что мужик, если и работает, то только на заводе, выпускающим алкогольные напитки.

-Несун наверное. – подумала про себя старушка.

-И правильно! Вот я днем высплюсь, а ночью спать не хочется, вот ночью я бы и сходила в поликлинику, а то ведь на давление приходится скорую вызывать. А они все быстро, быстро, даже поговорить не хотят. А ночью то народу мало, врачу скучно, вот я бы ее и развлекла. Всю свою жизнь бы ей рассказала. Нет, надо петицию писать, чтобы поликлиника и ночью работала. - заявила тетка в стоптанных галошах, которые никак не вязались с холодной, промозглой, февральской погодой.

Народ ее поддержал. Тут же появилась бумага и допотопная авторучка без колпачка.

Народ выстроился в очередь , чтобы подписать петицию. Бабка Сутяжникова подошла к половине восьмого, как раз, когда петиция была уже готова. Узнав в чем дело, Сутяжникова спросила:

- А можно еще за соседей подписи поставить?

Толпа одобрительно кивнула. Инициативу бабки Сутяжниковой подхватила вся толпа. Вновь выстроилась очередь, каждый вписывал еще по десятку фамилий своих соседей и родственников. Бабка Сутяжникова стояла в сторонке, и , к своему удивлению увидела, что в толпе очень много тех, кто пребывал с ней в преисподней, и которых приговорили вместе с ней на вечные страдания.

К восьми утра подписи были собраны, дверь поликлиники распахнулась, и, энергично работая локтями, палками и тумаками, толпа ринулась к регистратуре .

Около регистратуры опять начались скандалы:

-Че так медленно?

-Где моя карточка?

-Вас тут не стояло.

-Я герой труда, мне без очереди. Расступись!

-Как это нет невролога? – возмущался парень без интеллекта на лице. Видимо, интеллект он хотел получить именно у невролога.

-Я жалобу напишу!

-Как ваша фамилия? – орал парень в шапке-ушанке. – Вы тут больше не работаете!

По коридору шел дед с палкой и банкой с мочой. Моча еще больше помутнела.

-Суки, мочу не принимают. Говорят, что заморожена. Ну я им покажу кузькину мать. Пойду к главному врачу, ему отдам, пусть только попробует не принять. – возмущению деда не было предела. Медленно, опираясь на палку, и боясь разбить стеклянную банку с драгоценной мочой, дед направился к кабинету главного врача.

Через некоторое время, дед пулей выскочил из кабинета главного, и, извергая глазами гром и молнии, брызгая слюной , орал :

-Ну я им покажу, я министру мочу отвезу, он то у меня точно примет, а главный врач завтра здеся больше не работает.

Принял ли министр дедову мочу или нет, история умалчивает.

Отстояв огромную очередь в регистратуре, переругавшись с регистраторами, которые никак не могли найти карточку, поскольку она была сдана в архив в связи со смертью пациентки, но получив новую, девственно чистую карточку, бабка Сутяжникова поплелась к терапевту. В коридоре ей пришлось протискиваться через плотный строй пациентов, набитых в коридоре , как сельди в банке . У кабинета толпилось человек пятьдесят, и все к терапевту. В очереди бабка узнала многих товарок, с которыми она переправлялась через реку Стикс. Толпа бушевала :

-Долго принимает.

-Да она вообще неграмотная.

-А ведь клятву давала. – Правда, что за клятва, и кому давала пожилая терапевт, толком никто не знал, да и не интересовался. Но что кому-то, что-то давала, все знали совершенно точно.

-Я уже писал на нее жалобу с требованием уволить, а она до сих пор работает.

-Она мою куму угробила. Теперь ведь и меня хочет угробить своими таблетками . – возмущалась дама, с претензией на интеллигентность. Бабка Сутяжникова была хорошо знакома с душой этой самой кумы, их вместе судили на страшном суде, и прекрасно знала, что куму никто не гробил, а угробила она себя сама, поскольку свой сахарный диабет лечила по-малаховски, упражнениями и верблюжьей мочой, которую выписывала аж из самого Египта. Но Сутяжникова деликатно промолчала, ибо с терапевтом была знакома еще до своей смерти, поскольку постоянно строчила на нее жалобы и кляузы, и желала ей и ее близким скорой смерти. Только вот не случилось, смерть приняла сама Сутяжникова, да еще и осуждена на страшном суде самим Аидом.

-Всем надо жалобы писать, иначе толку не будет, у них тут рука руку моет.

-Тока денег хочют. – визгливым голоском вставила свое слово в общее обсуждение худая , крючконосая бабка.

-А мне прошлый раз лекарств на тыщу назначила. – возмущалась тетка в галошах.

-Да морду им надо бить, иначе толку не будет. – заявил мужик с пропитым лицом, ценный работник с алкогольного завода. Толпа одобрительно закивала.

И только бабулька-божий одуванчик, в потрепанной норковой шапке и проеденном молью пуховом платке, робко спросила:

-А чего же тогда сюда ходите, если она такая плохая?

Толпа на нее злобно зарычала, и бабулька боязливо затихла, забившись в уголок.



Так прошел месяц.

Главный врач на вечер назначил общее собрание.

-Повестка дня: катастрофическое положение в поликлинике. Тут мне на подпись поступило 20 заявлений об увольнении. Товарищи, так нельзя, где же я сотрудников найду? – в отчаянии произнес он. Выступила терапевт:

-Я так больше работать не могу, не могу принимать по сто человек скандалистов. Ведь еще месяц назад такого аврала не было. Мое здоровье дороже, не хочу умереть от инсульта или инфаркта.

Следом выступила лаборант:

-Не могу больше, мне вчера один на голову вывалил кал из коробка , потому, что я не приняла его говно в картонной коробке. А сколько раз брызгали мочой в лицо! Надоели обвинения, что я на контейнерах для кала и мочи наживаюсь. Все просто достало!!!

-А на меня бабка Сутяжникова за месяц 15 жалоб накатала. Надоело доказывать, что я не верблюд. - погладив морщинистой рукой седую бородку, заявил хирург.

- А еще министерство заставило поликлинику ночью работать по просьбе трудящихся. Нет, уж это не для меня, мне моя семья дороже полоумных бабок. Мне мои дети важнее. – категорично заявила молоденькая офтальмолог.

Главный врач схватился за голову. Долго сидел как пьяный, раскачиваясь из стороны в сторону.

Коллективу стало жаль главного врача, но решение уволиться, никто не отменил.

Через месяц, ввиду отсутствия медперсонала, поликлинику закрыли. Главный врач открыл свою частную клинику, куда и пригласил на работу своих бывших коллег. Смертность и заболеваемость его больше не интересовали, впрочем , как и жалобы, минздраву он больше не подчинялся. Впрочем, жалоб в частной клинике не было совсем, люди платили деньги и за деньги оставались всем довольны, хотя врачи были те же самые. А вот минздрав оказался крайним, поскольку смертность выросла в разы, и как докладывать наверх о таком положении вещей, никто не знал.

Зевс остался доволен, инициатива Аида принесла свои плоды. Без войн и катастроф, популяция людей значительно уменьшилась. Аид получил дополнительное финансирование от Олимпа.

https://vrachirf.ru/concilium/50345.html
Tags: медицина, разное
Subscribe
promo bogdan_63 december 1, 2021 13:42 950
Buy for 200 tokens
Очень рад, что вы заглянули в мой блог! Надеюсь, вам будут интересны мои записи. Предлагаю для начала посмотреть разделы: Мой сайт СССР Россия Медицина Медицинские байки Юмор Образование История Культура Буду рад всем новым друзьям. Присоединяйтесь, пообщаемся!…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments