Богданов Игорь Олегович (bogdan_63) wrote,
Богданов Игорь Олегович
bogdan_63

Categories:

Один день из жизни травматолога

Дежурство в травмпункте было необычайно тяжелым. Праздники наш народ любит отмечать с размахом, широко, с душой, по-русски. Правда, потом они очень горько сожалеют об этом . Хотя, по нынешним временам это вроде бы и не праздник: Октябрьскую Революцию давно признали трагической ошибкой, но генетическая память о славных советских временах все еще жива в душах любителей горячительных напитков . Ведь для русского человека неважно какой праздник, главное , чтобы повод нашелся. Если бы русские братья знали когда во Франции отмечают день взятия Бастилии, то активно бы поддержали братьев французов . Но, к счастью, наши люди , в силу своего достаточно низкого образования , дату взятия Бастилии не знают, впрочем как и многие другие праздники забугорного капиталистического рая. Седьмое ноября пришлось на субботу, день выдался по осеннему теплым . Вот и потянулся народ на следующий день в ближайший травмпункт за медицинской услугой.

Поводом к посещению храма медицинских услуг под названием травмпункт, были поножовщина, подскользнулся–упал на ровном месте, побили за то, что не дал закурить, ревность, взыгравшаяся на фоне принятия коньяка, получившего в народе название «бормотуха» и купленного у бабы Тоси из соседнего шинка. Впрочем, приступам ревности подвержены особи как мужского, так и женского пола, и, в результате проявления столь страстного чувства любви, граждане с помпой подъезжали в травмпункт в полицейском УАЗике, или в карете под названием «Скорая помощь», где незамедлительно требовали оказания услуг от обслуживающего персонала в белых халатах. Хотя, те господа , которых подвозил полицейский УАЗик в сопровождении личных слуг с дубинками, о медицинских услугах молчали, опасливо поглядывая на холопов в серой форме. А вот пассажиры такси с красным крестом под названием « Скорая помощь», обычно вели себя по барски, требуя немедленного милосердия и сострадания , угрожая страшной карой, а именно жалобой САМОМУ или в минздрав.

С помпой, на такси, подъехала дамочка бальзаковского возраста, выгодно отличавшаяся от публики, скопившейся в приемнике травмпункта тем, что на ее лице не было синяков и ссадин. Да и вообще, дамочка была довольно приятной наружности, в стиле мадам Грицацуевой. Дамочка в одиночку отмечала день Октябрьской Революции, а потом, уже после обильного употребления коньяка средней паршивости, ей что-то взгрустнулось , и захотелось яркого сексуального удовлетворения. А поскольку в окружении мадам особей мужского пола не наблюдалось от слова совсем , то дамочка решила заняться сексуальным самообслуживанием. Вот и загнала она шарик от настольного тенниса в свое любвеобильное интимное место. Удовлетворившись неземным оргазмом, вызванным шариком от пинг-понга, дама решила положить волшебный шарик на почетное место в кружевную хрустальную вазочку на прикроватной тумбочке, чтобы в случае крайней необходимости всегда был под рукой. Да не тут-то было. Дамочка и так, и сяк, а он, зараза, из теплого места выходить не желает. Дамочка сначала хотела вызвать скорую помощь, но потом, подумав, решила, что скорая ехать будет долго, а волшебный шарик может повредить интимное ложе, где он сейчас находился , и вызвала такси чтобы добраться до ближайшей больницы. Но желания тратить деньги за лишние километры у нее не возникло. Ближе всего оказался травмпункт и несчастная отправилась прямиком туда.



Сергей Михайлович перевязывал очередного пациента, пострадавшего на ниве обильного возлияния горячительных напитков, когда в кабинет ворвалась сексуально озабоченная дамочка. Широко расставляя ноги, она шагнула в перевязочную, бессвязно взывая доктора к милосердию и состраданию:

- Ах, доктор, вы просто должны, нет, вы обязаны мне помочь. Тут такой конфуз, такой конфуз! - Мадам , потрясая от волнения своими арбузными грудями, была явно в смущении и волнении, не зная как деликатнее рассказать о своей интимной проблеме.

Доктор, оторвав взгляд от резаной раны пациента с приспущенными штанами, строго спросил:

- Что у вас? Мадам, я сейчас занят, когда освобожусь, я вас позову.

Мадам , будто не слыша Сергея Михайловича, и не видя пациента, лежащего на кушетке с голым задом, продолжала верещать:

- Нет, мне срочно надо, я умираю, я ходить не могу.

Сергей Михайлович с сомнением посмотрел на пышущую здоровьем и издающую вокруг себя аромат недавнего застолья, пышнотелую фигуру дамочки.

- Мадам, потерпите, я сейчас вас приглашу. – недовольным тоном ответил он.

Мадам скрылась за дверью. Перевязав рану лежащего на столе страдальца и порекомендовав болезному воздержаться от продолжения праздника, ибо спиртное неблагоприятно влияет на заживление ран, Сергей Михайлович проводил его за дверь. Следом, сквозь толпу невинно пострадавших, энергично работая руками, в кабинет вновь ввалилась дамочка с конфузом, который ей пришлось пережить. Толпа за дверью бушевала. Слышались гневные возгласы о том, что доктор коррупционер, и за деньги он без очереди принимает своих знакомых. Кто-то не совсем трезвым голосом предложил прямо сейчас написать в прокуратуру или позвонить самому президенту. Пока народ искал ручку и бумагу для кляузы, Сергей Михайлович приступил к сбору анамнеза.

- Доктор, уберите у меня конфуз. – верещала мадам.

- Какой конфуз? – с недоумением спросил доктор.

- Ну вы понимаете, я женщина одинокая, ну мне же надо. – со смущением начала свой рассказ пациентка.

- Чего вам надо? – не понимая о чем идет речь, спросил Сергей Михайлович.

- Знаете что, вы тут не темните, вон видите сколько за дверью пациентов. Если вы у меня отнимите много времени, то они уж точно сделают вам конфуз. – категорично заявил доктор.

«А заодно и мне» - про себя подумал он.

Мадам замялась, обдумывая как деликатнее рассказать о своей проблеме, чтобы не уронить свое достоинство в глазах доктора.

- Ну понимаете, у меня там шарик от настольного тенниса. Убрать бы его оттуда.- смущенно произнесла жертва конфуза.

- Откуда? – удивился Сергей Михайлович.

- Ну оттуда. – смутилась дамочка, указывая наманикюренным пальчиком куда-то между ног.

– Ну оттуда, откуда детей рожают.

От удивления брови Сергея Михайловича медленно поползли вверх. Сколько лет проработал в медицине, но о таком слышал впервые. Нет, конечно еще в институте на кафедре гинекологии он видел висящий на стене стенд с инородными телами, удаленными из женских половых путей, но шариков от пинг-понга там не было.

- А как он туда попал? – поинтересовался доктор.

- Ну как, как! А вот так! Это все вы, мужики, виноваты. Ведь мужчины то у меня нет, вот и приходится все самой, да самой.

Удивление Сергея Михайловича сменилось приступом хохота. Сдержаться он уже не смог.

Смущение дамочки сменилось на гнев.

- Чего ржете? У меня беда, а вы тут ржете.

- Мадам, но ведь беду вы сами себе накликали, а я то тут причем? В конце-концов, есть безопасные средства. Зайдите в секс-шоп, там чего только нет. – закончив смеяться, посоветовал доктор.

-Ишь какой умный, а там знаешь какие цены, мне не по карману.

- Ну так найдите себе мужика. Вон их сколько за дверью стоит. – с издевкой произнес доктор.

- Так, ну ты че, будешь мне шарик вытаскивать? – с гневом произнесла мадам, поняв издевку Сергея Михайловича.

- Нет, мадам, не буду. Я не гинеколог, вам к гинекологам надо, а я травматолог. Так что, покиньте мой кабинет, вызовите такси и утром идите в женскую консультацию, там ваш шарик вам из детородного органа и вытащат.

В душе мадам разыгралась буря.

- Как это к гинекологам? Как это на такси? Как это в женскую консультацию? Там же очереди, а на такси я и так сегодня потратилась. Мне что, еще раз платить за такси? Да я идти не могу, у меня между ног давит. – бушевала мадам.

- Ваши проблемы. Вы их сами себе создали, сами и решайте. – спокойно парировал доктор.

- Ах так? Ну я тебе покажу, я сегодня же напишу главному врачу, чтобы тебя уволили. Я в минздрав напишу, я президенту напишу. – не унималась дамочка. Ее пышущее здоровьем лицо раскраснелось, глаза метали молнии, и , как показалось Сергею Михайловичу, стриженные и поломанные от многочисленных химических завивок, волосы поднялись вверх, наподобие ощетинившейся шерсти бульдога, приготовившемуся к нападению на врага.

- Это пожалуйста! – с ухмылкой произнес доктор. – Так мне что , завтра на работу не выходить?

Мадам ничего не ответила, и, гордо подняв голову, вышла за дверь. В коридоре послышалась нецезурная русская брань, обращенная к только что вышедшей пациентки.

Следом по очереди зашла бабулька, божий одуванчик. Кирзовые сапоги никак не вязались с ее тщедушным обликом. Сапоги источали стойкий аромат навоза и еще какой-то дряни. Доктор дотянулся до форточки, распахнув ее настежь.

- Что у вас? – спросил он.

- Ой, милок, в огороде ногу поранила вилами. – тихо произнесла она.

- Ну показывайте. – произнес доктор.

Бабулька суетливо порылась в грязной котомке, вытащила оттуда две слипшиеся карамельки, и заговорческим тоном произнесла:

- Возьми милок, чайку попьешь, устал поди. Видок то у тебя как у пьяного.

- Да не надо , бабуль, я не ем сладкого.

- Ну не ешь, так не ешь. – бабулька опустила карамельки обратно в котомку.

Процесс снятия сапог занял достаточно длительное время. Аромат в кабинете усилился, открытая форточка уже не спасала. Когда сапоги были сняты, на ногах оказались портянки, пропитанные чем-то зловонным.

- Что это? - спросил Сергей Михайлович.

- Дык это снадобья , разведенные на свежей моче. – произнесла бабулька.

Когда ноги лишились портянок, доктор ужаснулся. Обе голени были покрыты гниющими трофическими язвами.

Покачав головой, Сергей Михайлович спросил:

- И давно это у вас?

- Да почитай уж полгода. Да вот только не болели до вчерашнего дня, а вчерась я о вилы споткнулась, ну и стали болеть.

Доктор покачал головой и произнес:

- Да тебе бабка, в больницу надо. Я сейчас скорую вызову и тебя в гнойную хирургию отвезут.

- Милок, да нельзя мне в больницу, у меня телок народился, кто же за ним ухаживать будет? – в отчаянии, со слезами на глазах, умоляла старушка.

- Так ведь помрешь, тогда телок твой сиротой останется.

Перспектива оставить телка сиротой подействовал на старушку отрезвляюще . Взяв со старушки обещание, что сегодня она пристроит телка соседке, а завтра вызовет скорую помощь и поедет в больницу, доктор, заставив ее написать отказ от госпитализации, с почетом проводил бабульку за дверь.

Возле двери стоял громадный детина с лицом, очень похожим на грязный, старый футбольный мяч. Детина о чем-то ругался с очередью. Доктор понял, что детина только что пришел, но в очереди сидеть не желал. Учитывая огромные кулаки детины, очередь вяло сопротивлялась и пропустила болезного к заветной двери.

Развязно зайдя в кабинет, детина с порога заявил:

- Эй, лепила, сделай что-нибудь, а то у меня завтра свадьба, мне моську надо подправить.

Детинина моська действительно оставляла желать лучшего. Синяки еще не проявились, но нос сместился на бок, а кожа представляла из себя половую тряпку, которой мыли грязный шершавый асфальт. Дополняла колорит рваная губа, из которой сочилась кровь.

- Ну и как же я приведу в порядок твою моську к завтрашней свадьбе? – с удивлением спросил Сергей Михайлович.

- Дык ты же доктор, ты же должен знать как. Я любые деньги плачу. – детина вытащил из кармана две пятидесятки и одну сторублевку, и широким жестом , сложив их веером, помахал перед носом доктора.

- Убери свои деньги, у нас пока лечение бесплатное. А моська твоя завтра еще хуже будет, еще и синяки добавятся. Так что, свадьбу придется отменить.

- Как это отменить, деньги то уплОчены – с возмущением ответил детина.

- Это твои проблемы. – спокойно произнес Сергей Михайлович. – Снимай обувь, ложись на кушетку, твою моську будем обрабатывать.

С детиной доктор провозился больше часа, детина ушел недовольный, пообещав написать жалобу и подать на доктора в суд, чтобы он компенсировал все расходы на свадьбу, которая по всей вероятности , завтра так и не состоится.

Потом был еще бомж, который вещал что-то о клятве гиппопотаму, девица с царапиной от кота, мальчик, молодой парень подвернувший ногу и много еще чего интересного.

Особо запомнилась экзальтированная дамочка, которую скорая доставила в три часа ночи. Повод к вызову был травма пальца, а по факту оказалось, что дамочка в кои веки решила почистить картошку и у нее онемел пальчик. Дамочка требовала, чтобы пальчик вновь обрел прежнюю чувствительность, сыпала фамилиями губернатора, министров и воров в законе, которых она якобы лично знала. Доктор внимательно выслушал болезную и посоветовал утром обратиться в поликлинику к неврологу. Дамочка от такой наглости оторопела, пригрозив, что завтра же к доктору явятся все перечисленные высокопоставленные лица, и покажут доктору небо в алмазах.

«Сколько же я сегодня человек то принял? Наверное около восьмидесяти» - подумал он. Глаза слипались, зверски хотелось спать, но тут зашла старшая медсестра и напомнила, что в девять утра состоится планерка у главного врача, явка всех сотрудников обязательна. Сергей Михайлович про себя чертыхнулся, но портить отношения с главным он не собирался, ибо от него зависела выплата стимулирующих.

Собрание длилось два часа. Как всегда была лекция об этике и деонтологии, главный вещал о том, что с пациентом, каким бы он пьяным и агрессивным не был, нужно быть вежливыми, дабы у него не было бы повода написать жалобу. Говорилось и о том, что за каждую жалобу размер стимулирующих будет уменьшаться, что пьяный и ссаный тоже человек, и к нему надо относиться уважительно и сострадательно, ибо профессия врача и милосердие неразделимые понятия . Лекция о деонтологии длилась полтора часа, а напоследок была инструкция о подготовке к годовому отчету.

Сергей Михайлович сидел на последнем ряду, склонив голову на грудь, периодически проваливаясь в сон. Иногда из его рта прорывался смачный храп, но сидящая рядом медсестра вовремя толкала его в бок, от чего Сергей Михайлович внезапно просыпался, ошалело оглядываясь вокруг, и не понимая где он находится и что происходит . Засунув грязный халат в сумку, доктор , шатаясь от усталости, побрел на остановку автобуса.

«Спать, спать, в ванную и спать» - как молитву произносил он про себя.

Зайдя в автобус, доктор сел на свободное место , и, стараясь не заснуть, чтобы не пропустить свою остановку, тупо уставился взглядом в окно. Из ступора его вывел ворчащий старческий голос. Около него, опершись рукой на поручень стояла бабка. Сказать, что это бабка вообще-то было не совсем верно. Это была особа из той категории женщин, которых бабкой можно назвать и в сорок лет, и в пятьдесят и в восемьдесят, то бишь дамы неопределенного возраста. Именно такой бабкой и была особа, пристроившаяся рядом с креслом Сергея Михайловича. Взглянув на нее, доктор подумал «Интересно, сколько же ей лет? Сорок или шестьдесят?»

- Молодежь то какая нынче пошла, пожилому человеку место не хотят уступить. Где вас только воспитывали? – ворчала она, периодически толкая Сергея Михайловича. Доктор внимательно посмотрел на бабку. Бабка была вроде бы ничего, здоровьем и силой ее бог не обделил, да и по возрасту она от Сергея Михайловича недалеко ушла.

- Че зыришь? Уступи мне место. – злобно проворчала она, обращаясь к Сергею Михайловичу.

Сергей Михайлович не стерпел такой наглости и жестко ответил:

- А ты ночь сегодня спала?

Бабка удивилась.

- Спала.

- Ну а вот я не спал, потому и не уступлю. – ответил он.

- По бабам шлялся штоль? – злобно спросила старуха

- Врач я, с суток домой еду, так что, постоишь.

Народ услышав слово врач, вступился в перепалку:

- Знаем мы ваши дежурства, спите там сутками и чаи гоняете.

- Они и к больному не подойдут.

- Совсем клятву забыли, гнать их с работы поганой метлой.

Дальше пошли котоламповые истории о том, как у кого-то угробили тетку, у кого-то соседку, а у кого-то и племянницу бывшей хозяйки соседской кошки.

Сон окончательно покинул Сергея Михайловича. Возмущение в душе доктора росло с необычайной силой. Но тут в окно он увидел магазин М-Видео. Тут-то и вспомнил разговор с женой накануне. Правда это был не разговор, а мелкое переругивание. На кухне уже два месяца как микроволновка сломалась, а Сергей Михайлович все только обещает купить новую, но то забывает, то ему некогда. Вот и пилила его жена перед уходом на работу, а доктор клялся и божился, что с работы придет с новой микроволновкой. Быстро вскочив со своего места в автобусе, едва успел выйти на остановке пока двери не закрылись. Краем глаза он увидел, что бабка, видимо, не ожидав такого быстрого освобождения вожделенного сидячего места, со всего маху плюхнулась в кресло, едва не свалившись боком на пол . В магазине доктор встретил соседа Петьку, который работал там продавцом. Петька часто пользовался услугами Сергея Михайловича: то у тещи давление повысится, Петька стучит в дверь к доктору, то его сынок-сорванец коленку разобьет, Петька опять к доктору. Впрочем, Петька не церемонился, мог и ночью в дверь постучать, да и Сергей Михайлович никогда не отказывал. Конечно, порой был недоволен, особенно если Петькин стук в дверь будил его после ночного дежурства, но виду никогда не подавал: сосед все-таки. Денег Петька за визиты никогда не платил, ведь по дружески же, а дружба деньгами не измеряется. Должны же соседи друг друга выручать. Только вот выручка эта была какая-то односторонняя, и только в Петькину сторону. Единственный, кто был особенно недоволен, так это жена доктора, которая после каждого визита пилила его, называя половой тряпкой. Петька, увидев Сергея Михайловича, в предвкушении , что доктор пришел сюда за покупкой, и эту покупку оформит именно он, Петька, и получит за эту покупку определенный процент, бросился к доктору с объятьями.

Микроволновку выбирали долго и тщательно. Нет, конечно, Петька больше нахваливал дорогие варианты, но Сергей Михайлович тоже ведь не лыком шит, да и в деньгах был довольно сильно ограничен. Остановились на бюджетном варианте. Довольный покупкой, доктор отправился домой.

Торжественно вручив жене микроволновку, Сергей Михайлович , бросил грязный халат в стиральную машину, принял душ и отправился спать. На часах было три часа дня, а завтра вновь на суточное дежурство. В семь часов вечера доктор проснулся от визга жены.

- Ты чего купил? Она же не работает.

- Как не работает? – не понимая о чем речь, сонным голосом произнес Сергей Михайлович.

- Микроволновка не работает. – сказала жена. – Иди неси обратно.

- Да куда же я понесу, магазин же сейчас закроется. Отстань, послезавтра после дежурства отнесу.

- Тебя только за смертью посылать, ничего не можешь. Тряпка , ты и есть тряпка. И зачем я только за тебя замуж вышла? Что я в жизни видела? Вечное безденежье, отпуск на грядках в огороде. Вон твой дружок уже давно бизнесмен, а ведь он когда-то за мной ухаживал, а я, дура тебя выбрала. Думала что врач, благородная профессия, а от тебя после работы вечно дерьмом воняет. Это все твоя работа, я тебя сутками не вижу, а как домой придешь, так сразу спать. Все , больше не могу, ухожу, квартиру будем разменивать.

Тирада длилась около часа, сон прошел окончательно. Сергей Михайлович оделся, сложил в коробку микроволновку и направился к двери.

- Ты куда на ночь глядя? – спросила жена.

- К Петьке, это он мне ее продал, пусть теперь меняет.

Жена одобрительно посмотрела в спину мужа.

На стук дверь открыл Петька, только что вернувшийся с работы. Увидев доктора с коробкой в руках, Петька с недоумением спросил:

- Ты че Михалыч? С микроволновкой не смог разобраться?

- Да нет, тут и разбираться нечего, микроволновка то не работает. Вот пришел вернуть ее тебе и забрать деньги . – ответил Сергей Михайлович.

- Ты че, Михалыч, с дуба рухнул? Ты же видел желтый ценник, она же со скидкой, а значит невозвратная. – категорически заявил Петька.

Доктор возмутился:

- Это что же получается? Я заплатил четыре тыщи за неработающую микроволновку, а теперь мне куда ее девать?

- Ну не знаю, неси в ремонт. – категорически заявил Петька.

- Как это в ремонт? Получается, что я за свои же деньги нажил себе еще и головную боль? А ну, забирай и гони мои четыре тыщи. – с возмущением произнес Сергей Михайлович , и добавил:

- Бери, бери, ты просто обязан ее забрать. Ты же клятву давал.

Петька непонимающе поднял брови, его маленькие глазки неожиданно стали большими.

- Чего? Какую клятву? –спросил он.

- Как какую? Прилавку ты давал. –ответил доктор.

Глаза Петьки стали еще шире, он не поверил своим ушам:

- Михалыч, ты никак после дежурства выпил? Как это можно прилавку дать?

- А вот так – с гневом произнес Сергей Михайлович. – Также , как и я давал Гиппократу. Ведь это ты упрекал меня в клятвопреступлении, утверждая , что я какому-то древнегреческому врачу давал, когда я полуживой пришел с работы, а твоей теще срочно понадобилось давление измерить. Помнишь? Да и твоя теща часто упрекала меня в том, что я знал куда шел, когда ты позвал меня сделать ей снотворный укол, потому, что она не спит , шляется по комнатам и мешает вам с женой спать. Забыл? А ведь я всегда на твои просьбы откликался безропотно и денег с тебя и твоей тещи никогда не брал. Молча выслушивал бред про клятву, который вы оба несли. Так что, давай, давай, забирай свой хлам и гони мои деньги.

Тут до Петькиных мозгов дошло, что халявному медицинскому обслуживанию пришел конец, что придется сидеть в очередях в поликлинике, и что доступного доктора в любое удобное для Петьки и его тещи время, больше не будет. И он все же попытался исправить положение в свою пользу.

- Ну ты че, Михалыч? Ну мы же с тобой друзья, давай по хорошему. Я тебе завтра классного мастера найду. Ну полечишь его, он тебе скидку на ремонт сделает.

Доктор захлебнулся от гнева:

- Чего? Еще одного халявщика себе на шею посадить? Ну уж нет!

И подхватив с собой коробку с микроволновкой, буркнув на прощание :

- Да пошел ты! – вышел из квартиры.

В свой подъезд Сергей Михайлович зашел с легкой душой. Впервые в жизни он совершил поступок: высказал человеку все, что о нем думает. Жена сразу почувствовала перемену в муже, она увидела того Сережу, которого она знала еще в молодости, сильного и решительного . Не обращая внимания на ненавистную микроволновку, которая вновь возвратилась в ее дом, она подошла к мужу, обняла его за плечи и произнесла:

- Давай ужинать, я сегодня твою любимую утку приготовила.

На следующий день Сергей Михайлович вновь с утра пришел на работу. Подошла старшая медсестра и сказала, что его вызывает к себе главный врач. Войдя в кабинет к шефу, доктор понял, что ничего хорошего тут его не ждет. На приветствие Сергея Михайловича главный ничего не ответил, только протянул ему две бумажки и сказал :

- Читай, сегодня по электронке из минздрава пришли.

Доктор углубился в чтение . Это были жалобы. Первая жалоба была от дамочки с конфузом. Витиеватым кокетливым почерком она слезно просила министра наказать врача-травматолога за неоказание услуги согласно 323-ФЗ, правда деликатно умолчав в чем заключалась эта услуга. Свою конфузную проблему она не решилась озвучить министру. Далее шли ссылки на законы, почерпнутые из гугла и перемешанные в письме как продукты в тюремной тюре. Потом болезная жаловалась на свое голодное детство, проведенное у родителей алкоголиков, и вот только сейчас у нее настоящая жизнь началась, но тут как тут появился обидчик-травматолог . Дамочка требовала жестоко наказать доктора, а лучше вообще уволить.

Вторая жалоба была от детины с потертой моськой, у которого должна была состояться свадьба. Жалоба была лаконичной, без розовых соплей о тяжелом детстве, написанная крупным, размашистым почерком с массой грамматических ошибок. Оказывается , утром невеста, увидя своего жениха во всей красе, послала его на три русские буквы и ушла к запасному жениху. Детина требует с доктора ни много, ни мало, а всего-то двести тысяч рублей за несостоявшуюся свадьбу.

Жалобы от дамы, знакомой с министрами и ворами в законе не поступило.

https://vrachirf.ru/concilium/47068.html
Tags: медицинские байки
Subscribe
promo bogdan_63 december 1, 2021 13:42 950
Buy for 200 tokens
Очень рад, что вы заглянули в мой блог! Надеюсь, вам будут интересны мои записи. Предлагаю для начала посмотреть разделы: Мой сайт СССР Россия Медицина Медицинские байки Юмор Образование История Культура Буду рад всем новым друзьям. Присоединяйтесь, пообщаемся!…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments