Богданов Игорь Олегович (bogdan_63) wrote,
Богданов Игорь Олегович
bogdan_63

О врачах земских и думских

Оригинал взят у ljwanderer в О врачах земских и думских



"Самыми сильными противниками допущения женщин-врачей в женские лечебные, учебные и благотворительные заведения, оказались, как и следовало ожидать, врачи-мужчины, уже издавна занявшие все штатные и нештатные места при женских заведениях. Вопрос о необходимости женщин-врачей для женского населения, как только появились в большом числе врачи-женщины, сразу был сброшен с теоретической научно-кабинетной точки зрения на реальную почву, где сделался, по выражению газеты ”Врачебные ведомости” , выражению, правда, несколько грубоватому – “шкурным вопросом” для врачей-мужчин….”

Женщины-врачи работали и в больницах и в амбулаториях при больницах, но лишь немногие из них занимали штатные должности. Чаще всего они работали без всякого вознаграждения.

Подобное даровое пользование трудом женщин-врачей служило к облегчению , а иногда и к совершенному отдыху палатных ординаторов…
В общей сложности женщины-врачи пожертвовали городским больницам более 100рабочих лет, и если оценить каждый рабочий день в год – 400 рублей, так в таком случае окажется , что они пожертвовали более,чем на 40 тысяч рублей своего профессионального труда
Немногие из женщин-врачей имели частную врачебную практику. На 1890 год их было 229, то есть 30% от всех женщин, занимавшихся врачеванием.”


Г.Архангельский “Женщины-врачи на городской общественной службе в Петербурге 1878-1890 гг.”



Врач лазарета при хирургической больнице Александровской общины сестер милосердия за осмотром больного.
Петроград. Бронницкая ул. 9. Декабрь 1914 года. Булла.


Легче всего женщины-врачи получали места там, где отказывались работать мужчины-врачи (из-за низкого денежного содержания, удаленности больницы и других неудобств)
Так в ведении женщин-врачей оказался санитарный надзор над учебными заведениями Петербургского городского управления, где уже в 1883 году стало работать 11 женщин-врачей:А.А. Красусская, В.Т.Матвеева, М.И.Мерцалова, А.Е.Попова, А.И.Эккерт, А.М.Долганова, Е.И.Иснясевская, М.В.Исполатовская, М.А.Миропольская, В.А.Петрова, О.А.Свентицкая.

Из воспоминаний земского врача В.И Дмитриевой:

“Все..глядели мне в лицо умоляющими глазами, просили лекарств, вопили о своих недугах, обдавая меня зловонным от цинги и сифилиса дыханием.
Кажется ни одного здорового человека не было здесь…
Это хронический голод показывал свои язвы, выпи, сочащиеся кровью десны, одеревеневшие мускулы, гниющие кости. У меня закружилась голова, в глазах потемнело…я еле выбралась на улицу…
Толпа посыпала за мной; все с надеждой провожали меня глазами. А я почувствовала свое полное бессилие, и все мои лекарства, все мои поездки казались мне бессмысленными и жалкими игрушками перед этой все более обступающей меня деревенской нищетой…»




Медсестры лазарета для раненых Покровской общины сестер милосердия во время ухода за своими подопечными.
Петроград, Васильевский остров, Большой проспект 27. 1914-1916 гг. Булла
«Вообще, когда мы, женщины-врачи, только что вступили в практическую жизнь, наше назначение на место городских и земских врачей находилось в полной зависимости от сочувствия или несочувствия лиц власть имущих. Если властное лицо сочувствовало нам, то мы получали место и вместе с тем возможность работать. Если же власть переходила к несочувствующим, то мы лишались этого.

У нас не было тогда опоры в самом русском обществе. Оно вообще относилось к нам довольно индифферентно…
Конечно, были и сочувствующие люди, которые и оказывали нам поддержку, но их было очень мало. Общество по-видимому, тогда не могло дать отчета в том, полезны мы для него или вредны, можем ли мы в науке и на практике равняться с мужчинами или нет?

Потому наше изгнание из числа городских и земских врачей на него не производило особого впечатления. Нередко оно даже этому сочувствовало. Потому в то время у нас совсем не было твердой почвы под ногами, и наша деятельность постоянно подвергалась разным случайностям. Нам приходилось направлять свои силы на упорную борьбу за существование, за право на практическую деятельность…

Я не только должна была приносить пользу населению, но и доказывать обществу, что женщины могут на практике не худшими врачами, нежели мужчины. Если я не сумею этого сделать и выкажу себя менее знающей, буду лечить хуже, нежели они, то покажу этим, что женщины не пригодны для самостоятельной врачебной деятельности, а могут быть полезны только в качестве фельдшериц и акушерок и т.п. А я этого не хотела. Я не хотела мириться с мыслью, что женщины в умственном отношении стоят ниже мужчин и не способны изучать науки так, как последние. И вот теперь мне приходилось доказывать это на практике…»


М.И.Покровская




Медсестры за перевязкой раненого в одной из палат Русско-голландского отделения лазарета
им. Императрицы Марии Федоровны. Петроград. Декабрь 1914 г.

В 1881 году в связи с серьезной эпидемиологической обстановкой, было «принято решение об организации общедоступной помощи для небогатых и бедных классов населения на дому и амбулаторно, в особенности на окраинах города, где замечается крайний недостаток врачей»

Решение было утверждено городской думой 15 января 1882 года. Так появились “думские” врачи.

В распоряжение Комиссии общественного здравия поступили в распоряжение 13 врачей-мужчин и 7 врачей-женщин.
К 1890-му году из первых тринадцати мужчин осталось только четверо, вместо них пришлось набрать новых, в том числе - женщин. Ни одна из женщин, заступивших на работу в 1882-м, не ушла.
Всего к 1890 году работало 15 женщин и 9 мужчин.

На думском враче лежали следующие обязанности:

Сначала прием приходящих больных у себя на дому ( или в тех помещениях, которые были им отведены), т.е. амбулаторно, а затем посещение тех больных, которые не могли прийти сами и о которых врачу сообщалось (доставлялись адреса) в тот же день или накануне. Помощь думского врача была бесплатной.

Из рассказа “думского” женщины-врача Е.Сланской:

“С 8 часов утра начала принимать амбулаторных больных…Одну из своих комнат ( в 3-х комнатной маленькой квартире) я отдаю для приема больных; дожидаются же они приема частично на кухне, частично в прихожей, а иногда и на лестнице…Можно поэтому представить, что у меня происходит в квартире во время приема…

Являются же на прием до 40 человек, а иногда и больше… Все какими-нибудь недугами своими, а значит – сгорем и страданиями...

После приема иду делать визиты…Пройдя с полверсты, я отыскиваю первый нужный мне номер дома…

Далее ищу нужную квартиру. Девочка ведет меня: сначала проходим через один двор, потом через другой и, наконец, не третьем девочка подводит меня к маленькому полуразвалившемуся, деревянному домишку…

Квартира оказалась на чердаке…Взбираюсь: лестница шатается, кое-где не хватает ступенек; наконец, вижу на маленькой дверце написано мелом №20. Отворяю:крошечная комнатка с низким потолком…

На кровати около печки лежит сухонькая , маленькая, сморщенная старушонка. Глаза закрыты, губы запеклись…Осматриваю. У старухи оказался брюшной тиф…

И так нужно обойти 8-10 адресов, а иногда и больше…

Часто приходится испытывать горькое чувство от сознания, что вот как будто и стараешься уже принести хоть маленькую пользу этому низшему обездоленному люду, а между тем твои старания могут ни к чему не приводить и обращаться в ничто под воздействием невежества этих самых людей, о которых стараешься…»





Сиделки у постелей тяжело больных в холерных бараках.
С.Петербург Миргородская ул.3 1908 г. Булла
Tags: история, медицина
Subscribe
promo bogdan_63 december 1, 2021 13:42 954
Buy for 200 tokens
Очень рад, что вы заглянули в мой блог! Надеюсь, вам будут интересны мои записи. Предлагаю для начала посмотреть разделы: Мой сайт СССР Россия Медицина Медицинские байки Юмор Образование История Культура Буду рад всем новым друзьям. Присоединяйтесь, пообщаемся!…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment